Личное и общественное: размышления о роли М. Горбачева в российской и мировой истории

09.02.2021

Журнал «Мир перемен» опубликовал специальный номер к юбилею Горбачева. Статья Евгения Гонтмахера, научного руководителя Группы «Европейский диалог», посвящена анализу роли Горбачева в истории России и мировой истории

Михаил Сергеевич Горбачев стал генеральным секретарем ЦК КПСС 11 марта 1985 г. Мы, сотрудники отдела социальных проблем труда и народного благосостояния Центрального научно-исследовательского экономического института (ЦЭНИИ) при Госплане РСФСР, восприняли этот факт без всякого энтузиазма. В нашем коллективе, которым руководил выдающийся экономист, доктор экономических наук Г. Мильнер, давно следили за перестановками в Политбюро и смертью очередных генеральных секретарей чисто статистически: вот Х отставлен, а на его место поставлен Y. Нам от этого ни холодно, ни жарко. Пожалуй, только борьба с прогульщиками, провозглашенная Ю. Андроповым, на короткое время обострила нашу бдительность, хотя мы и без этого (не академический же институт!) ходили на работу каждый день и были там с 9 до 18.

Без него изменений не было бы

Новый генеральный секретарь, как мы знали, следя за его московской карьерой, был выдвиженцем Ю. Андропова, учился на юридическом факультете элитного МГУ в самые мрачные годы позднего сталинизма. И то что он, получив «красный» диплом, не стал делать карьеру в союзных правоохранительных органах, в нашем кругу объясняли его провинциальным происхождением: никто за него словечка не замолвил. Вот и отправили его по распределению обратно в Ставрополь, откуда он смог вернуться в Москву через много лет именно благодаря «замолвленному словечку» всесильного главы КГБ.

Поэтому появление М. Горбачева на самом верху советского политического Олимпа встретило весьма скептическое отношение у нас, прожженных пессимистов в отношении реальных реформ (а мы склонялись к концепции «социализма с человеческим лицом»). То, что относительно молодой – это хорошо на фоне предыдущей геронтократии, но «один в поле не воин».

Наш скептицизм еще более усилился, когда в апреле новоиспечен­ный генеральный секретарь на пленуме ЦК объявил об «ускорении» и связанными с ним обещаниями резко поднять промышленность и благосостояние народа. Нам, пережившим многочисленные съезды КПСС и пленумы ЦК, на которых такие обещания раздавались с понятными результатами, эта инициатива показалась банальной и продиктованной тем, что каждый новый генсек должен ритуально демонстрировать свою энергетику и желание что-то делать.

Тут еще и антиалкогольная кампания! Мы встретили эту инициативу в штыки, потому что сам замысел этой «реформы» изначально показался нам не просто неправильным – вредным. Кстати, Михаил Сергеевич через много лет признал, что тогда ошибся. Если вернуться к тем временам, то я вместе с моим коллегой П. Шульгиным предложил только-только появившейся газете «Собеседник» опубликовать диалог двух молодых ученых-экономистов, кандидатов наук о плюсах и минусах антиалкогольной кампании. Естественно, что мы разнесли ее в пух и прах. Думали, что «Собеседник» этот пасквиль на партий­ное решение не опубликует. Однако наш материал вышел и привлек всеобщее внимание. Правда, главного редактора тут же вызвали на ковер в ЦК, но дело было сделано.

Сейчас, по прошествии многих лет, могу сказать, что сам факт такой публикации говорил о подспудно начинавшейся перестройке, которая официально была объявлена позже, в январе 1987 г. Мы, молодые скептики, тогда это не смогли разглядеть.

В 1986 г. наряду с научной началась и моя публицистическая активность. Меня начали печатать в органе ЦК КПСС газете «Советская Россия» – одном из флагманов тогдашней пробуждавшейся гласности. Я писал, конечно, о социальных проблемах – достаточно критично, в стиле будущего «Прожектора перестройки». И меня, беспартийного, с «неправильной» фамилией печатали! Сейчас, конечно, я понимаю, что если Михаил Сергеевич не стал бы генеральным секретарем, то всего этого не было бы.

Потом изменения хлынули широким потоком. Это и гласность, которая для меня значила очень конкретно: я был потрясен публикациями Н. Шмелева, Ю. Афанасьева, Ю. Карякина и многих других, появлением ранее запрещенных исторических и художественных книг. Колоссальное впечатление на меня производила и деятельность В. Коротича в «Огоньке», Е. Яковлева в «Московских новостях».

В этих изданиях я, кстати, тоже публиковался, чем горжусь до сих пор.

В 1987–1990 гг. у меня – в отличие от некоторых моих коллег, разочарованных неудачами экономических реформ и дальнейшим обострением социальных проблем, – отношение к Михаилу Сергеевичу серьезно изменилось в лучшую сторону. Я увидел его искренность и неподдельное желание повернуть в сторону «социализма с человеческим лицом» и сочувствовал его скорее напрасным усилиям улучшить советскую систему. Мне, кстати, к 1990 г. стало ясно, что эта система принципиально нежизнеспособна. Ее надо было или законсервировать со всеми органическими недостатками – что все равно привело бы к краху. Либо надо было ее радикально менять. М. Горбачев это пытался сделать, отменив пресловутую 6-ю статью Конституции (о до­минирующей роли КПСС) и проведя в 1989 г. полуальтернативные выборы участников первого Съезда народных депутатов СССР.

События же развивались намного быстрее тех решений, которые принимались М. Горбачевым и его единомышленниками в Политбюро.

В начале 1989 г. случилось эпохальное событие в моей жизни – я впервые выехал за границу, в Чехословакию. Это была частная поездка по приглашению моих пражских друзей. Я спокойно получил все необходимые документы, сел в поезд и ранним утром въехал в страну, которая все еще находилась в железных объятиях тех, кто задушил с нашей помощью Пражскую весну 1968 г. Меня встречали как гостя из «свободного мира». Люди собирались на квартирах послушать мои рассказы о том, что такое «перестройка и гласность». Это было за несколько месяцев до чехословацкой «бархатной революции», которая открыла перед этой страной ворота для возвращения в Европу.

Перечисляю эти события из моей жизни только для того, чтобы показать, насколько деятельность М. Горбачева, который стоял надо мной через множество ступенек в иерархии, перестроила меня, рядового гражданина СССР. Благодаря этому, в постсоветский период жизни России я вступил вооруженный огромным запасом социального, общественного и политического оптимизма, который не исчерпался и до сих пор, несмотря на все тренды последних лет.

Время исторической оценки еще не пришло

Расхожим местом стало упрекать М. Горбачева в том, что он не смог инициировать экономические реформы, которые вывели бы СССР из кризиса. Если посмотреть на статистику, то это верно – никакого ускорения так и не произошло. Более того, в 1989–1990 гг. экономика Советского Союза явно пошла вниз, хотя тогдашняя официальная отчетность этого не показывала.

Но вместе с тем именно при М. Горбачеве в 1986–1987 гг. были приняты основополагающие законы, разрешившие «индивидуальную трудовую деятельность» и «кооперативы», т.е. малый и даже средний частный бизнес. Практически все «олигархи» начала 1990-х годов появились именно из этой среды, т.е. фактически благодаря М. Горбачеву.

В конце концов именно твердость и принципиальность М. Горбачева привела к провалу ГКЧП, что открыло дорогу для юридически оформленного обретения независимости всеми 15 союзными республиками СССР. Конечно, сам Михаил Сергеевич такое развитие событий не предполагал, до последнего момента надеясь, что будет подписан новый Союзный договор и единая страна, пусть в виде конфедерации, сохранится.

Ушел он со своего поста – первого и последнего президента СССР – достойно, хотя вполне мог бы спровоцировать внутриполитический кризис, чреватый последующими насилием и пролитой кровью.

Самое главное, что сделал М. Горбачев для российского общества, – прервал застой и деградацию, которым в середине 1980-х годов казалось бы, нет конца. Общественные настроения, благодаря перестройке и гласности, быстро наполнились энтузиазмом и энергетикой, которые очень помогли Б. Ельцину подготовить и запустить гайдаровские реформы. Правда, довольно скоро эти настроения снова изменятся в сторону критического отношения к новой, казалось бы, долгожданной власти. Ельцинский мизерный рейтинг начала 1996 г. был закономерным следствием массового разочарования в демократии и рыночной экономике. Тогда лишь ценой невероятных усилий удалось предотвратить коммунистический реванш, который, я уверен, окончательно добил бы страну.

К сожалению, дискредитация в массовом сознании россиян базовых ценностей демократии, которые были продекларированы в начале 1990-х годов, легла тенью и на отношение к личности и деятельности Михаила Сергеевича. С ним привыкли связывать не только кризис конца советского периода, но и развал СССР, который для многих сейчас не кажется неизбежным. Однако для исторической оценки роли М. Горбачева просто еще не пришло время.

Дело в том, что развитие России идет по спирали. После увлечения идеями перестройки и реформ начала 1990-х годов наступил, как уже сказано, откат, своего рода контрреформация. Это, к счастью, не означает полного возвращения в советскую институциональную сетку, но элементы застоя и вытекающей из него деградации налицо. В массовом сознании, особенно среди поколений, которые моложе 45 лет, начинает зреть потребность в изменениях, о чем говорят мно­гочисленные социологические наблюдения. Однако на каких прин­ципах эти изменения проводить? Тут снова на первый план выходят ценности справедливости, искренности и любви, что (если переводить на политический язык) все равно ведет нас к демократии, социальному и правовому государству. Это ровно тот поворот в мозгах, который, скрываясь под словами о «социализме с человеческим лицом», привел М. Горбачева и его единомышленников к перестройке.

Поэтому историки будущего (возможно очень недалекого), оценивая роль Михаила Сергеевича в судьбах России, назовут его предтечей состоявшегося успеха страны и людей, ее населяющих.

Но и это не все. М. Горбачев, объявив о «новом мышлении», внес решающий вклад в дело мира отводя его от падения во все более углубляющуюся пропасть тогдашнего «соревнования двух систем». «Холодная война» не просто могла в любой момент перерасти в горячую фазу, но и рождала колоссальную массу ненависти по обеим сторонам «железного занавеса».

То, что я показал на собственном примере первого выезда за границу, стало доступным сотням миллионов людей, как на Востоке, так и на Западе, откуда в бывший закрытый социалистический лагерь поехал поток туристов, бизнесменов, экспертов, студентов. Академик А. Сахаров когда-то мечтал о конвергенции двух систем – капиталистической и социалистической. Ему не довелось дожить до момента, когда это взаимопроникновение, несмотря на глобальное поражение практического марксизма, начало происходить. Решающий толчок этому дал М. Горбачев, уничтожив «железный занавес».

Можно возразить: ведь стало банальным утверждение, что в 1991 г. социалистическая система вчистую проиграла. Что касается международных отношений – это так. Запад потерял своего военно-поли­тического соперника, но если посмотрим на те тенденции, которые пробивают себе дорогу в капиталистическом обществе, то увидим очевидный сдвиг в сторону социального государства. Этот сдвиг настолько велик, что тамошний политический истеблишмент просто не успевает адекватно на него реагировать. Отсюда нарастающее не­довольство растущим расслоением, отрывом правящих элит от общества. На сцену выходит другая, более молодая элита, для которой триада «свобода, равенство, братство» не ритуальное заклинание, а базис для преобразований.

Отсюда пробивающие себе дорогу идея безусловного базового дохода, усиленное налогообложение сверхдоходов, растущее внимание к качеству жизни как альтернативе фетишизации роста ВВП, углубляющаяся децентрализация власти, глобализация гражданского общества, активный пацифизм, «озеленение» всего и вся. В этом сдвиге проглядывает тот импульс, который связан с горбачевским «новым мышлением». Очень хорошая иллюстрация того, что история развивается по спирали…

Я уверен в том, что всем нам – и молодым, и тем, кто постарше – повезло не просто жить в одно время с Михаилом Сергеевичем, но и находиться в том потоке жизнеутверждающих событий, которые он создал.

Евгений Гонтмахер


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne