Эксперты об эффективности санкций

10.02.2021

Вопрос эффективны ли санкции стоит в центре большинства исследований. Санкции представляют собой смежное направление на стыке экономики, политики и права, поэтому ученым так сложно достичь консенсуса относительно тех или иных критериев эффективности санкций. Но, с точки зрения критического рационализма, каждая закономерность критикуется в экспертном сообществе, от этого критерии эффективности санкций наиболее актуальны для нас

До начала 2000-х годов с поддержки технократов и политиков (Р. Хаасс и др.) было распространенное убеждение (Докси, 1980; Хафбайер, Шотт и Эллиот, 1990; Морган и Швебах, 1997; Друри, 1998), что санкции по своей природе неэффективны, так как они вредят населению, а не элите.

Это было связано с двумя факторами: во-первых, до 1990 года Совет Безопасности ООН ввел санкции всего дважды: против Южной Родезии в 1966 г. и режима апартеида в Южной Африке в 1977 г. Во-вторых, по своей характеристике санкции до начала XXI века были полномасштабные, зачастую торговое эмбарго (т.е. запрет на торговлю с государством), что приводило к нарушению гуманитарных поставок и лишению самых доходных статей экспорта. Именно кейс санкций Совета Безопасности ООН против Ирака за интервенцию в Кувейт, когда в разы увеличилась детская смертность и инфляция, заставил пересмотреть мировое сообщество релевантность введения масштабных санкций, оценив все риски.

Многосторонние санкции эффективнее односторонних

На успех санкций влияет бОльшая вовлеченность акторов в применении санкций (Мартин, 1993; Кемпфер и Ловенберг, 1999; Майерс и Морган, 2002; Бапат и Морган, 2009 г). Именно поэтому США часто инициируют санкции в одностороннем порядке, а потом лоббируют их принятие на международном уровне (Ирак, например). После выхода из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), администрация Д. Трампа неудовлетворенная поведением Ирана, а также попытками Европейского союза отбить нападение вторичных санкций США, пытался через дипломатические каналы побудить союзников принять санкции.

Именно классический труд 80-х годов команды под руководством Хафбауэра «Economic sanctions reconsidered» значительно повлияли на механизм принятия решений в Конгрессе и Минфине, когда США и ООН вводили санкции против режима апартеида в Южной Африке, в 1990 году, и когда США вводили односторонние санкций против Ирака за вторжение в Кувейт. Авторы, проанализировав 116 санкционных кейсов пришли к выводу, что односторонние санкции имеют ограниченную эффективность, таким образом, сподвигнули к более активному продвижению санкций для многостороннего сотрудничества.

Однако есть и альтернативное мнение. Уильям Кэмпфер и Энтони Ловенберг пришли к другому выводу: односторонние санкции более эффективные, так как они не теряют связи с оппозицией государства-цели, что позволяет им быстрее договориться о достигаемой цели, в то время как при многосторонних ограничительных мерах, которые в основном инициируются Советом Безопасности ООН, теряется связь с политической элитой государства, что соответственно помогает им сплотить население. Более того, сложнее принять эти санкции, так как они не должны задеть союзника ни одного постоянного члена СБ ООН, следовательно, они менее гибкие и своевременные.

Таргетированные санкции эффективнее всеобъемлющих

Как уже отмечалось, после Иракского кейса ученые пришли к выводу, что целевые (или таргетированные санкции) эффективнее, то есть нацеленные на отдельные компании или лиц, чем всеобъемлющие. Классические работы по теме: Морган и Швебах (1996) Кортрайт и Лопес (2002), Дрезнер (1999).

Санкции против союзников эффективнее санкции против противников

Дэвид Дрезнер, а позже Аллен установили, что санкции, примененные против союзников, эффективнее санкций против противников. Он назвал данную закономерность – санкционным парадоксом. Это объясняется, прежде всего, значительной экономической взаимозависимостью.

ЕС и США, к примеру, связывает военно-политических союз. ЕС, как менее сильный игрок, находится в уязвимом положении, поэтому санкции чреваты долгосрочными экономическими и политическими потерями.

И наконец, в Западных государствах рыночной экономики невозможно государству регулировать торговлю частных компаний, заставляя не отказываться от сделок с подсанкционными государствами, так как это может обернуться штрафами США.

Угроза санкций эффективнее непосредственно введения санкций

Данную закономерность вывели Нэвин Бапат, Дин Лэйси, Эмерсон Ниу, Дэниэл Дрезнер. Главный аргумент заключается в том, что целевое государство на этапе угрозы взвешивает все издержки и выгоды от проведения политики, которая не устраивает государство-адресат.

Но это лишь общая тенденция, важно принимать во внимание степень связей с государством-адресатом, установки внешней политики и цену издержек, которую государство-цель готово понести. Например, в 2018 году против ряда китайских военных компаний были введены санкции за покупку российского зенитного комплекса C400. Эта новость тем не менее не отпугнула Турцию от приобретения того же комплекса, несмотря на угрозу попадания под санкции. В декабре 2020 против Турции были все же введены санкции за его покупку. Именно эту практику широко используют США, согласно, выборке Д. Дрезнера в 80% случаев США пугают, но вводят санкции.

Как вывод можно вывести следующий парадокс эффективности: чем чаще государства применяют санкции, тем менее эффективны они становятся, так как государства изобретают собственные платежные системы, используют бартер для обхода вторичных санкций, а непосредственные подсанкционные государства прибегают к помощи «черных рыцарей», которые готовы за более высокую цену продать все, что угодно. Множество примеров, связанных с обходом санкций Венесуэлой и Северной Кореей иллюстративно подтверждают данный факт.

Как альтернатива санкциям может служить сделка между государством-адресатом и целевым государством. Однако и это может оказаться неэффективным при двух условиях:

1) невозможность сторон заключить взаимовыгодную сделку;

2) спорный вопрос, который по своей сути неделим для государства-цели.

Яна Овсянникова


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог