«Дети Горбачева» – поколение перестройки

06.03.2021

Журнал «Мир перемен» опубликовал специальный номер к юбилею Горбачева. Владимир Рыжков, политик и депутат Государственной думы России четырех созывов, профессор НИУ ВШЭ, уверен, если перестройка и гласность потерпели поражение в краткосрочной перспективе, то в будущем новые поколения граждан постараются вернуть их ценности в повестку дня. Как и поставить на должное место в памяти народа Михаила Сергеевича Горбачева – великого гуманиста и реформатора России и мира

Когда М. Горбачев был избран новым генеральным секрета­рем ЦК КПСС (11 марта 1985 г.) мне и моим сокурсникам по историческому факультету Алтайского государственно­го университета (г. Барнаул) было по 19–20 лет. Все мы ро­дились и выросли в долгую эпоху Л. Брежнева. Годами в стра­не ничего не менялось. Впереди нас ожидал привычный путь родителей – окончание вуза, распределение, карьера, пенсия. Годы детства и молодости прошли в стране, в которой ни­чего не менялось – и потому мы не ожидали никаких перемен.

Новая политика

Смерть генерального секретаря К. Черненко и избрание М. Горбачева не произвели особенного впечатления. Уже привыкли, что смена первого лица ничего не меняет. Нравилось, что, наконец, избран молодой и энергичный начальник, но ожиданий новой политики не было. Да и какая может быть новая политика в СССР, в котором все построено по лекалам единственно верного учения – марксизма-ленинизма? Кому может прийти в голову реформировать систему, созданную самим В. Лениным (в чьей гениальности мы не сомневались)?

В мае 1985 г. меня призвали в Советскую армию. В часть выписывали перестроечную прессу, в том числе журнал «Огонек». Все читалось взахлеб и горячо обсуждалось. Гласность проникла в войска. Также внимательно читали речи молодого генсека в «Правде» – они казались чем-то немыслимым, определенно ранее невиданным. Новый лидер провозгласил ошеломляющий курс на ускорение, перестройку, демократизацию, гласность, новое мышление. Ничего подобного не слышали прежде ни мы, ни наши командиры.

После возвращения из армии в мае 1987 г. застал в Барнауле зарождение первых самостоятельных общественных организаций молодежи. Тогда пресса прозвала их «неформалами». Немедленно примкнул к одной из небольших групп – обществу «Устная история». Ездили по глухим деревням с катушечным магнитофоном и записывали рассказы стариков о коллективизации, сталинских репрессиях и гражданской войне в Сибири.

Помимо «Устной истории» в Барнауле возникли небольшие неформальные (т.е. независимые) молодежные кружки анархистов, марксистов (группа «5 мая»), Народно-трудового союза (НТС) и другие. В том же году было создано более широкое и влиятельное краевое «Общество активных сторонников перестройки» (ОАСП), имевшее активистов по всему краю и привлекавшее к себе внимание общественности и становящейся все более свободной прессы. В городе состоялся первый демократический (т.е. инициированный гражданами, а не властями) митинг. Гласность принесла в нашу жизнь свободу прессы и слова, а неформальное движение молодежи и первые общественные организации означали возникновение в СССР публичной сферы и гражданского общества. Это было невиданно и случилось впервые в советской истории.

В 1989 г. прошли первые отчасти свободные выборы народных депутатов СССР. В 1990 г. – первые свободные выборы народных депутатов РСФСР. ОАСП поддержало ряд кандидатов-демократов и одержало несколько ярких побед. Так в жизнь страны вошли свободные конкурентные выборы и первые настоящие избирательные кампании. Никаких фальсификаций не было в помине – им научились много позже. Началось формирование первых политических партий. Советы впервые обретали полномочия парламентов и навыки парламентаризма. Партийные комитеты КПСС стремительно теряли власть.

Мы называли себя активными сторонниками перестройки не из притворства, не из желания защититься от гонений со стороны партийных органов и зловещего КГБ. Поддержка М. Горбачева и его глубоких революционных реформ была полной и искренней. Нравилось все. Его обаяние, энергия, открытость, демократизм. Инициированная им гласность и разоблачения преступлений И. Сталина. Потрясающая перестроечная пресса, публикация ранее запрещенных книг и авторов (включая русских эмигрантов, в том числе А. Солженицына). Разрешение на гражданскую и политическую активность, участие в ассоциациях и свободных выборах. Легализация рок-музыки. Практически исчезло привычное для нас с детства чувство страха. Всех охватила небывалая эйфория. Ощущение невиданной свободы, невиданных перспектив и возможностей. Мы истово верили в М. Горбачева и были влюблены в него.

Между тем жизнь продолжала ухудшаться. Дефицит на продовольственные продукты стал настолько острым, что власти ввели карточки. Их число все время расширялось. Дефицитным было все – от мыла до туалетной бумаги. В народе все заметнее поднимался ропот. Популярность М. Горбачева начала падать. Ему вменяли в вину неспособность «организовать снабжение» и улучшить жизнь людей. Позже прибавились обвинения в неспособности остановить националистические выступления и центробежные тенденции в союзных республиках.

Осенью 1987 г. на Алтае впервые услышали о Б. Ельцине. В октябре он резко выступил на пленуме ЦК КПСС с прямой критикой Е. Лигачева, М. Горбачева и хода перестройки. Б. Ельцин критиковал экономическую ситуацию в стране и требовал более решительных реформ. Так впервые в Политбюро и ЦК возникла открытая оппозиция М. Горбачеву, как тогда выражались, «оппозиция справа».

Два лидера

Б. Ельцина сместили с поста первого секретаря партийной организации Москвы, но это сделало его только популярнее. Летом 1988 г. он вновь обрушился с критикой на руководство Политбюро и потребовал более решительных экономических и политических реформ. XIX партконференция, где это произошло, транслировалась по телевидению. Популярность Б. Ельцина начала быстро расти по всему СССР – на фоне растущего разочарования М. Горбачевым. В Б. Ельцине многие увидели более твердую и решительную альтернативу компромиссной и мягкой фигуре генсека и первого президента СССР. Значительная часть интеллигенции и демократов, до этого поддерживавших М. Горбачева, перешла в их конфликте на сторону Б. Ельцина.

В 1989 г. Б. Ельцин триумфально избрался от Москвы на Съезд народных депутатов СССР. В 1990 г. был избран от Свердловска народным депутатом РСФСР и сумел стать председателем Верховного Совета республики. В июле 1990 г. на XXVIII Съезде КПСС Б. Ельцин обрушил очередной шквал критики на М. Горбачева и его политику и демонстративно вышел из партии. К этому моменту большая часть интеллигенции и демократов покинули М. Горбачева и выбрали своим лидером Б. Ельцина.

Однако мое отношение к М. Горбачеву оставалось сугубо положительным. Продолжал видеть в нем великого реформатора, подлинного демократа, главного «архитектора» революционной перестройки. Острый конфликт и борьба за власть между ним и Б. Ельциным в провинции, в отличие от Москвы, не вынуждали делать выбор между ними. Я считал не только возможным, но и необходимым поддерживать обоих, видя в них пусть и разделенную противоречиями, но общую команду реформаторов и демократов, стремящихся в целом к одним целям – глубоко и необратимо преобразовать экономику, политику и общество в СССР.

Можно сказать, что я оставался горбачевцем и ельцинцем одновременно – что было весьма необычно для антагонистически разделенной общественности столиц. Публичные стычки двух лидеров вызывали огорчение и даже боль. Хотелось их единства и совместных действий. Можно расценить это как провинциальную наивность и неопытность. Но можно рассматривать и как более высокую политическую культуру некоторых региональных демократических кругов, для которых не были характерны агрессивное ожесточение и нетерпимый радикализм столичной политической «тусовки».

Утром 19 августа 1991 г. я находился в Барнауле. Позвонил друг и сообщил об отстранении М. Горбачева «по причине болезни» и о переходе власти к ГКЧП во главе с Г. Янаевым. Сразу ясно осознал – это госпереворот антиперестроечных сил. Через час собрал десяток товарищей активистов в университете. Решили организовать митинг протеста против действий ГКЧП и в поддержку М. Горбачева и Б. Ельцина. 20 августа на площадь вышли до 10 тыс. барнаульцев. 21 августа на фоне массовых протестов по всей стране путч был подавлен. М. Горбачев с семьей вернулся из Крыма в Москву. Его поддержка была громадной. Мы ликовали. Казалось, теперь М. Горбачев и Б. Ельцин, объединив усилия, продолжат реформы и доведут дело до успеха. Партийные комитеты, поддержавшие путч, были вскоре разгромлены. КПСС окончательно утратила власть и народную поддержку.

Увы – к концу 1991 г. возобновление соперничества двух лидеров закончилось уходом президента СССР с поста, Беловежским соглашением и роспуском Советского Союза. Б. Ельцин получил чрезвычайную власть в независимой России и вместе с ней контроль над советским ядерным оружием. М. Горбачева по сей день большинство россиян обвиняют в «развале СССР» и непродуманной перестройке. Б. Ельцина – в хаотических реформах 1990-х годов, приведших к де-индустриализации и обнищанию широких народных масс на фоне беспримерного обогащения узкого круга близких к власти олигархов. Его преемник В. Путин по мере укрепления своей власти обратил вспять многие из демократических и рыночных реформ М. Горбачева и Б. Ельцина, построив на их месте монополистический госкапитализм и вертикаль власти во главе с несменяемым авторитарным лидером. «Новое мышление» М. Горбачева сменилось новым вариантом «холодной войны» (к счастью, более мягким и менее идеологизированным), антизападничеством и частичной самоизоляцией России.

Противоречивые уроки перестройки

Мое поколение – это политические «дети Горбачева». Мы прошли весь непростой путь от пламенной поддержки демократических реформ М. Горбачева и рыночных реформ Ельцина-Гайдара до нынешнего авторитаризма. Часть моих сверстников сумела переменить множество убеждений и прекрасно вписаться в новую версию автаркии и авторитаризма. Сегодня они занимают многочисленные командные посты в путинской России и вспоминают эпоху перестройки как время «прекрасных заблуждений». Охотно публично клеймят М. Горбачева и «лихие девяностые», давшие старт их успешным карьерам. Насмехаются над горбачевской утопией «общеевропейского дома» и мечтают о возрождении великодержавного СССР.

Впрочем, немало и тех, кто сохраняет верность демократическим и гуманистическим идеалам перестройки и гласности. Многие из моего поколения создали сильные организации гражданского общества, выросли в блистательных интеллектуалов и журналистов.

Уроки перестройки М. Горбачева для моего поколения противоречивы. С одной стороны, мы узнали, что такое свобода и достоинство. Привыкли к конкурентным выборам и многопартийности (при всех понятных оговорках), к открытости страны и информации. Заложи­ли основы демократии, рыночной экономики и правового государ­ства. Посадили начальные ростки гражданского общества. С другой стороны, большинство системных реформ потерпели неудачу.

Сам М. Горбачев сегодня признает, что недооценил прежде всего неготовность советского общества к демократическим и рыночным преобразованиям. Тем не менее инициатор и «архитектор» перестройки уверен в положительном балансе и необратимости своей мирной революции. В своей последней по времени книге «Что поставлено на карту: будущее глобального мира» (2019 г.) он пишет: «перестройка и гласность дали такие импульсы, которые невозможно уничтожить. Изменилось сознание людей. Они живут в другой системе координат… Может как политик я проиграл, подвела меня самоуверенность, не увидел двойной опасности – от горячих голов, нетерпеливых радикалов и от реакционеров в моем собственном окружении. Но перестройка победила. Возврат в прошлое невозможен» (курсив наш – В. Р.).

Многим такое утверждение на фоне нынешних российских реалий может показаться еще одним свидетельством прекраснодушия М. Горбачева. Однако это не так. Откат к авторитаризму и монополистической экономике на фоне разрушения права после опыта перестройки и реформ 1990-х годов принципиально отличается общественным характером от долгого советского тоталитаризма и авторитаризма. В позднем СССР ни у кого не было лично пережитого опыта свободы и жизни без страха перед всесильным государством. Сегодня такой опыт имеется у всех россиян. И это кардинально меняет перспективу общественного сознания. Теперь россиянам есть что вспоминать и с чем сравнивать. Если перестройка и гласность потерпели поражение в краткосрочной перспективе, то в будущем новые поколения граж­дан постараются вернуть их ценности в повестку дня. Как и поста­вить на должное место в памяти народа Михаила Сергеевича Горбачева – великого гуманиста и реформатора России и мира.

Владимир Рыжков, член Экспертной группы «Европейский диалог»


Публикации по теме:

Великий Советский Союз рухнул от двух инъекций М. Горбачева: против страха и против репрессий
Статья журналиста Константина Ремчукова для специального номера журнала «Мир перемен» к юбилею Михаила Горбачева

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne