Климатическое разоружение. Может ли изменение климата сблизить Россию и США

01.04.2021

Изменение климата становится одним из главных пунктов повестки XXI века. По некоторым расчётам средняя температура уже к 2060 году вырастет на три градуса, что приведёт к необратимым изменениям для человечества. Новый президент США Джозеф Байден считает проблемы климата ключевыми в своих обращениях. В то же время его геополитический оппонент Владимир Путин во всеуслышание заявляет, что Россия от потепления скорее получит преимущество, нежели понесёт потери. Однако на деле Кремль вряд ли верит в такой сценарий и прекрасно осознаёт, что изменение климата означает катастрофические последствия для всех геополитических раскладов. Удастся ли России и США выстроить сотрудничество для борьбы с потеплением — этот вопрос изучила Olivia Lazard, исследователь Московского центра Карнеги

Борьба с глобальным потеплением – раньше сложно было представить, чтобы эту тему всерьез обсуждали на переговорах России и США. Но теперь этого не избежать. Изменение климата становится настолько важным вопросом международной политики, что обязательно доберется и до российско-американских отношений. А дальше уже от двух стран зависит, станет ли это поводом для сотрудничества или новым источником противоречий.

Пересмотр экополитики

Новый президент США Джо Байден уже дал понять, что экология будет среди приоритетов его администрации. Это сильно изменит структуру экономик стран, стремящихся к углеродной нейтральности, что, в свою очередь, повлияет на динамику спроса и предложения в мировой экономике. Изменение климата скажется и на геополитике: каждая держава захочет предложить миру свою модель энергетического перехода, чтобы получить доступ к новым рынкам и открыть новые возможности для сотрудничества. Сегодня в этой гонке лидируют Китай, США и Европейский союз. А вот в России основой политико-экономической модели по-прежнему остается экспорт углеводородов.

Наряду со структурными изменениями есть и еще одно новое обстоятельство. То, что бывшего госсекретаря Джона Керри назначили спецпредставителем президента по вопросам климата в Совете национальной безопасности, показывает, что Вашингтон теперь относит изменение климата к вопросам безопасности. Это значит, что США будут считать угрозой собственной и глобальной стабильности те государства, которые подрывают борьбу с изменением климата. Такой подход не может не сказаться на России.

Формально у Москвы неплохо идут дела с выполнением обязательств по Парижскому соглашению. Требования по снижению выбросов в нем рассчитываются от уровня 1990 года, что позволяет России зачесть спад советской промышленности в 1990-е, не задумываться о дальнейшем снижении и продолжать полагаться на доходы от добычи ископаемого топлива. Тем не менее Россия занимает четвертое место в мире по объему выбросов парниковых газов, чем фактически подрывает реализацию важнейшего Парижского соглашения.

Несмотря на порой причудливые заявления, российское руководство хорошо понимает опасности глобального потепления. Летом прошлого года Сибирь пострадала от самых разрушительных пожаров за всю историю наблюдений, которые сильно загрязнили воздух и повлияли на местный климат. Одним из их последствий в ближайшие годы может стать затяжная засуха. 

Вечная мерзлота тает быстрее, чем ожидалось. Это приводит к проседанию почвы, выделению метана, а также увеличивает угрозу возвращения смертельных вирусов – в последние несколько лет в новостях неоднократно сообщалось о вспышках сибирской язвы. По обсуждениям внутри страны видно, что российское руководство всерьез обеспокоено этими проблемами, но на международных площадках Москва по-прежнему видит в глобальной борьбе с изменением климата угрозу собственной экономической стабильности и безопасности.

Россия признает опасность глобального потепления, но не спешит с подготовкой к энергетическому переходу. Напротив, президент Путин рассуждает о возможностях, которые потепление открывает перед Россией. По его словам, в мире, которому из-за засухи грозит голод, Россия может превратиться в сельскохозяйственную сверхдержаву, а стратегическое положение в Арктике позволит ей контролировать открывшиеся ото льдов торговые пути.

Однако реальность таких перспектив сомнительна. Глобальное потепление развивается скорее по катастрофическому сценарию, и к 2060 году средняя температура земного шара может повыситься на три градуса. Будущее, в котором Путин видит Россию бенефициаром изменения климата, может просто не наступить: глобальная торговля рухнет, каждый год миллионы людей будут становиться беженцами, а нынешний мировой порядок исчезнет. Само понятие геополитического соперничества устареет, а главной задачей человечества будут попытки адаптироваться к новым условиям.

Поэтому в интересах России задуматься об энергетическом переходе и попытаться занять заметное место в борьбе с изменением климата. Без этого вряд ли получится сохранить за собой статус великой державы в будущем.

Климатический план Байдена

Предложенный Байденом план по борьбе с глобальным потеплением включает три важных аспекта, значимых и для России.

Не исключено, что на предстоящей в конце этого года конференции ООН по изменению климата в Глазго (COP26) США попытаются предложить новые, более амбициозные цели. Дипломаты США, Великобритании и ЕС вместе будут добиваться удвоения показателей, которые послужат ориентирами в будущей борьбе против изменения климата, а также постараются привлечь к этой инициативе страны, до сих пор не взявшие на себя обязательства, адекватные нынешнему уровню угрозы окружающей среде (в их число входит и Россия).

Параллельно с подготовкой к COP26 Байден пообещал прибегнуть к решительным мерам, в том числе в торговой политике, для поощрения тех, кто активно борется с изменением климата, и/или наказания тех, кто уклоняется от борьбы. Учитывая влияние экономики США на международных рынках, Вашингтон привлечет на свою сторону и других игроков, если соединит торговую политику с климатической, в частности за счет введения нормативных стандартов, устанавливающих допустимый уровень выбросов метана и углекислого газа.

Кроме того, Байден планирует поручить Госдепартаменту разработать новую форму отчетности, а именно отчет о глобальном изменении климата, сопоставимый по статусу с отчетами о торговле людьми и нарушениях прав человека. Это важный шаг, поскольку он может означать, что в будущем нежелание совершать энергетический переход повлечет за собой санкции.

В первый же день пребывания в должности президента Байден временно приостановил выдачу лицензий на разработку месторождений в Национальном арктическом заповеднике на Аляске. По-видимому, в дальнейшем запрет станет постоянным, после чего президент постарается убедить и других членов Арктического совета ввести глобальный мораторий на бурение скважин в арктическом шельфе.

Стабильность в Арктике важна не только с точки зрения защиты окружающей среды или развития энергетики, но и из соображений безопасности, и Соединенные Штаты не станут относиться к этому вопросу легкомысленно. Вместо того чтобы трактовать эти усилия как угрозу своим национальным интересам, Москва могла бы воспользоваться возможностью для развития сотрудничества с Вашингтоном и направить свое влияние в Арктике на разрешение противоречий и борьбу с изменением климата.

Не меньшее значение имеет вопрос о перспективах поставок в Европу сжиженного природного газа (СПГ) и о трубопроводе «Северный поток – 2» из России в Германию. Будущее газопровода сегодня под вопросом. Еще при президенте Трампе в США сложился двухпартийный консенсус о необходимости предотвратить завершение его строительства по геополитическим причинам. Тогда Байден тоже присоединился к кампании по защите климата и требовал заморозить проект, чтобы не допустить долгосрочной зависимости Европы от ископаемого газа.

В то же время СПГ стал для США важным экспортным товаром, поставляемым в том числе и в страны ЕС. Однако его производство связано с выбросами углекислого газа и метана, объем которых Байден намерен строго регулировать внутри страны. Поэтому пока неясно, какую позицию президент займет по СПГ и как это отразится на России. Он может как увеличить объем поставок СПГ в Европу, вступив в жесткую конкуренцию с Россией и тем самым поставив под угрозу эффективность своих усилий по защите окружающей среды, так и сосредоточиться на экологических вопросах, без борьбы уступив России ее долю газового рынка. Но в любом случае России следует больше думать об энергетической политике самого ЕС, который медленно, но верно движется в сторону полного отказа от ископаемого топлива.

Энергетическая дилемма Москвы

Таким образом, когда речь заходит об изменении климата, России следует беспокоиться не о действиях администрации Байдена, а о собственном бездействии, которое в ближайшее десятилетие может обернуться для Москвы серьезными экономическими и политическими потерями.

В начале 2021 года Европейский инвестиционный банк заявил, что намерен прекратить финансирование масштабных проектов по производству теплоэнергии, вырабатываемой из газа. Расти будут рынки возобновляемых источников «чистой» энергии, которая станет дешевле и в конце концов полностью вытеснит ископаемое топливо. Уже сегодня ЕС и США обсуждают введение пошлин на выбросы углекислого газа и возможные механизмы их регулирования, что отразится и на России.

Рыночные и государственные структуры движутся к полному отказу от производства метана и углекислого газа. Россия еще может заработать на последних скачках нефтяных и газовых цен, связанных с давней зависимостью от ископаемого топлива, но рано или поздно ситуация изменится. Поддерживая свою зависимость от добычи углеводородов, загрязняющих окружающую среду, российская экономика сама роет себе могилу.

Вместо того чтобы рассматривать политику Байдена в сфере защиты климата как потенциальную угрозу экономике и международному положению России, Москва могла бы выработать новую стратегию, способную повысить ее конкурентоспособность в меняющемся мире. Это полностью зависит от самой России.

Москве имеет смысл как можно быстрее продемонстрировать, что она готова и способна сотрудничать с администрацией Байдена по вопросам защиты климата. Для этого у нее есть множество путей, начиная с отказа от дезинформационных кампаний, нацеленных против Соединенных Штатов и ЕС, в том числе в области борьбы против климатических изменений. Россия может проявить готовность к экологическому сотрудничеству с США в Арктике, а также, разумеется, приступить к работе по повышению своих национальных обязательств в рамках Парижского соглашения в преддверии конференции ООН в Глазго.

В чем-то Вашингтон может и должен помочь Москве. Как крупные экспортеры ископаемого топлива, США и Россия несут немалую долю ответственности за изменение климата. Вместо того чтобы обдумывать использование экспорта СПГ в качестве инструмента внешней политики, Вашингтон мог бы предложить Москве договор о сокращении вредных выбросов, по своей логике подобный договору о ядерном разоружении. Такое соглашение могло бы четко определить параметры отказа от выбросов CO2 в обмен на определенные выгоды – в данном случае экономический план поддержки энергетического перехода в России.

Это смелые и неожиданные идеи, но именно они необходимы для преодоления геополитического тупика. Сегодня в них заинтересованы и Россия, и Соединенные Штаты, но Москва, несомненно, в большей степени, чем Вашингтон.

Московский центр Карнеги


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог