Экономика Украины на волнах коронакризиса

13.05.2021

Пандемия коронавируса в 2020 году привела к серьёзному спаду в экономике. Эксперты уже окрестили это явление термином «коронакризис». Мировой ВВП в 2020 году упал на 3,3%, и на этом фоне казалось, что украинская экономика ещё более уязвима. Однако неожиданно она сумела быстро адаптироваться к новым условиям, уже к четвёртому кварталу года показав лишь 0,5% падения ВВП в годовом исчислении. О том, что именно позволило Украине пройти кризис с наименьшими потерями, читайте статью доцента экономических наук Института общественно-экономических исследований Ярослава Жалило

Весной 2020 года, когда распространение коронавируса COVID-19 привело к пандемии, в мире стали использовать термин «коронакризис», называя так резкие кризисные изменения в экономике, социальной и гуманитарной сферах, которые каждая страна переживает по-своему.

Год назад взрывное распространение вируса представлялось драматичным и едва ли не фатальным для некоторых отраслей экономики. Утешением для многих было то, что прогнозная продолжительность шокового воздействия карантина исчислялась месяцами. Оба предположения оказались ошибочными. Мир вошёл во второй год карантина, теперь уже уповая на эффективность массового вакцинирования. Зато экономика оказалась гораздо более адаптивной, чем ожидалось. Причём лучше всего национальные экономики приспособились к новым условиям в тех странах, где изначально возлагалось меньше надежд на эффективность властей в преодолении пандемии.

Украинская экономика резко погрузилась в глубокий карантин в середине марта 2020-го. Практически остановились пассажирские перевозки, обвалились развлекательный бизнес и сфера общественного питания, снизился розничный товарооборот. В апреле 2020 г. МВФ прогнозировал снижение ВВП страны по итогам года на 7,7%. Национальный банк Украины был более оптимистичен, ожидая «всего» 5,5% спада.

Действительность оказалась заметно лучше прогнозов. По итогам года украинский ВВП снизился на 4,0%, ненамного больше, чем мировая экономика (-3,3%). При этом основное падение пришлось на второй квартал (-11,2%), к четвёртому кварталу темп спада сократился до 0,5% в годовом исчислении. В условиях сохраняющихся пандемических рисков МВФ теперь прогнозирует Украине 4% прироста ВВП в 2021 году, а украинский Кабмин считает реалистичным рост в 4,6%, на основании этого прогноза построен и госбюджет-2021.

Во-первых, ключевым фактором, смягчившим шоковое воздействие коронакризиса, стало решение правительства о переходе к режиму адаптивного карантина, жёсткость которого зависит от показателей заболеваемости и имеющегося потенциала системы здравоохранения (свободных коек) в том или ином регионе. Периодически наращивая коечный фонд, исполнительной власти удавалось удерживать регионы в более мягких карантинных зонах, где действуют меньше ограничений для экономической деятельности. Вероятно, это снижало эффективность борьбы с распространением вируса, зато удерживало «на плаву» предпринимателей и население.

Во-вторых, бизнес продемонстрировал высокий уровень адаптивности: в виде внедрения дистанционных форм занятости, использования каналов интернет-торговли, изобретения «нестандартных» форм работы сферы общественного питания. Смягчал нагрузку на предпринимателей и невысокий фактический уровень контроля над соблюдением противоэпидемических норм. Такие нормы зачастую применялись формально, что позволяло бизнесу не прибегать к значительным ограничениям масштабов деятельности.

В-третьих, сработала политика государственной поддержки экономики в условиях коронакризиса. Запущенная с 1 февраля 2020 г. госпрограмма кредитов для бизнеса под невысокие проценты «Доступные кредиты 5-7-9%» практически сразу была переориентирована на антикризисную поддержку предпринимателей. Из выданных за год в рамках программы 32 млрд. грн. (почти 100 млрд. рублей — прим. ред.) кредитов 14,5 млрд. грн. были направлены на рефинансирование старых долгов, еще 12,5 млрд. грн. — на пополнение оборотного капитала.  В рамках программ господдержки агросектора последний получил за год 4 млрд. грн. Облегчило жизнь мелким предпринимателям освобождение их от фиксированного единого налога и уплаты единого социального взноса в период жёсткого карантина.

Множество претензий со стороны украинского общества вызвало управление бюджетным «Фондом по борьбе с COVID-19». Именно такое название получила экстренно зарезервированная в условиях весны 2020-го часть бюджетных средств, расходование которых предстояло определять решениями Кабмина. По сути, это был стабилизационный фонд, предназначенный компенсировать высокую неопределённость в отношении исполнения доходной части бюджета. Выбрав это название, правительство априори обрекло себя на упрёки по поводу нецелевого использования средств фонда. Из 64,7 млрд. грн. фонда 24 млрд. грн. были направлены на дорожное строительство. Минздрав получил 13,9 млрд. грн. на надбавки медработникам и покупку оборудования, 12,5 млрд. грн. — использовано на социальную поддержку безработных и индивидуальных предпринимателей, имеющих детей. Таким образом, «ковидный фонд» сработал как стимулятор экономики, но к осенней «волне» коронавируса сфера здравоохранения оказалась недостаточно готова.

В итоге драйверами, тянувшими экономику вверх, несмотря на коронакризис, стали строительство (5,2% роста за год), оптовая и розничная торговля (4,9%), здравоохранение и предоставление социальной помощи (2,2%) и сфера телекоммуникаций (2,3%). Наблюдалась позитивная динамика потребительских расходов домохозяйств (1,6%), в то время как валовое накопление основного капитала продолжило нисходящий тренд 2019 г. и уменшилось на 24,4%.

Резко сократилось производство в аграрном секторе (на 11,5%), причём самый глубокий провал (28,9%) отрасль испытала во втором квартале — возможно, сказались потери из-за ограниченных возможностей реализации ранней сезонной продукции (деятельность продовольственных рынков была разблокирована лишь в мае). Впрочем, на годовой результат повлияли и естественные факторы, приведшие к снижению урожайности основных сельхозкультур.

Реализованная продукция промышленности сократилась за 2020 год на 4,5%. Перерабатывающая промышленность испытала более глубокий спад — на 5,9%. Сыграл свою роль внешний шок из-за глобального спада в экономике, снизившего спрос на основную экспортную продукцию Украины: производство в металлургической отрасли сократилось на 8,7% (экспорт металлургической продукции в текущих ценах уменшился на 12%). Из-за сокращения внутренних инвестиций упал на 17,6% выпуск продукции машиностроения. При этом импорт машин и оборудования уменьшился на 13%. Вместе с тем, пищевая промышленность почти сохранила показатели предыдущего года (-0,5%), рост продемонстрировали химическая промышленность (5,1%), фармацевтика (3,0%), производство стройматериалов (1,2%).

На фоне общего спада в экономике показатели доходов населения выглядят весьма оптимистично — что отражает как результаты правительственной поддержки, так и адаптацию бизнеса к работе в условиях карантина. В третьем квартале 2020 г. заработная плата наёмных работников была (в номинальном измерении) на 6,7% больше, чем год назад, пенсии — на 12,1 %. Всего за год среднемесячная зарплата выросла на 10,4% в номинальном и 7,4% в реальном измерении. Позитивная динамика доходов поддерживала розничный товарооборот на протяжении всего 2020 года. По итогам года его физический объём вырос на 7,6%.

Жёсткий карантин первой половины 2020 года ощутимо ударил по предпринимателям: во втором квартале 2020-го их доходы были на 21% ниже, чем за год до того. К третьему кварталу ситуация улучшилась, но доходность предпринимательской деятельности оставалась на 6,8% меньше, чем в третьем квартале докризисного 2019 года.

Заторможенная коронакризисом экономика сохраняла финансовую устойчивость. Индекс потребительских цен за 2020 год (декабрь к декабрю) составил 5,0% (после 4,1% в 2019 г.). Ценовая стабильность при росте доходов населения может объясняться некоторым изменением модели потребления в условиях карантина и стремлением украинцев увеличить «страховой запас» на случай внезапного заболевания. Осенью часть покупательного ресурса была «оттянута» с рынка повышением тарифов на природный газ (в итоге увеличились по сравнению с декабрём 2019 г. в полтора раза).

В 2021 г. тренд ценовой стабильности оказался сломан, и уже за три первых месяца года потребительские цены увеличились на 4,1%, а на продовольственные товары — на 5,7%. Инфляционным драйвером, очевидно, стало упомянутое подорожание газа, а также электроэнергии (с 1 января на 36,6%). Что, впрочем, не помешало Нацбанку в рамках логики инфляционного таргетирования дважды повысить учётную ставку.

Ужесточение монетарной политики наверняка снизит и без того вялое банковское кредитование — за 2020 год, по данным НБУ, чистый гривневый кредитный портфель юрлиц уменьшился на 4,0% (невзирая на действие программы «5-7-9%»), а кредитование микропредпринимательства — на 10,8%. 

Предположение, что основной причиной ценовой стабильности стало ограничение потребления, подтверждает и отсутствие традиционного инфляционного воздействия динамики валютного курса. За прошедший год гривна подешевела относительно доллара на 17%, причём девальвационный скачок случился во время введения жёстких карантинных мер в марте 2020 года. Кстати, инфляционный всплеск 2021 г. наблюдался уже на фоне небольшого укрепления гривны к доллару (на несколько процентов). Прошлогодняя девальвация же произошла в условиях резкого улучшения торгового баланса — с минус 12,5 млрд. долл. в 2019 г. до 1,8 млрд. долл. — и объясняется перекрывшей эффект этого улучшения потерей притока как прямых, так и портфельных инвестиций.

В условиях экономического спада и низкой инфляции в госбюджет все же удалось собрать на 7,8% больше доходов, чем в 2019 году. Вместе с тем, расходная часть увеличилась на 19,8% — главным образом, за счёт увеличения в 3,2 раза расходов на здравоохранение, в 2,3 раза — на экономическую деятельность и в 1,5 раза — на социальное обеспечение (вместе — на 287 млрд. грн.) Это привело к ощутимому наращиванию госдолга.  В совокупности прямой и гарантированный госдолг увеличился до 60,8% ВВП (50,3% в 2019 г.), а чистый прирост долгового финансирования составил 254 млрд. грн. Долговое финансирование в итоге способствовало смягчению отрицательного эффекта коронакризиса, но повысило нагрузку на будущие периоды. В частности, в текущем году 12% расходной части бюджета отведено на обслуживание госдолга.

Таким образом, оптимистические прогнозы для украинской экономики, продолжающей дрейф по волнам пандемии, связаны, прежде всего, с показанной ею высокой адаптивностью к «новой нормальности», а также с вероятным оживлением мировой экономики на почве снижения пандемических рисков благодаря массовой вакцинации. Критически важным представляется поддерживать сектора экономики, продолжающие страдать от коронакризиса, и — одновременно — укреплять противоэпидемическую устойчивость страны: через снижение эпидемических рисков в целом и укрепление возможностей медицины в частности.

Ярослав Жалило, д.э.н., Институт общественно-экономических исследований

Фото к публикации — интернет-представительство Президента Украины. Источник


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог