Новый подход

25.06.2021

Несмотря на широкое применение белорусскими властями репрессивных мер в отношении протестов в 2020 году, санкции ЕС в отношении Республики Беларусь до недавнего времени оставались лишь символическими. Евросоюз опасался, что усиление давления на Лукашенко вынудит его идти на безоговорочный союз с Россией. Однако принудительная посадка самолёта Ryanair в Минске с целью ареста неугодного журналиста Романа Протасевича в корне изменила отношение Европы к санкциям. Главными инициаторами их расширения стали Латвия, Литва и Эстония. Эксперт Павел Слюнькин рассказывает о новых санкциях для режима Александра Лукашенко

Свведением Европейским союзом четвертого пакета санкций в отношении Беларуси наступает новый этап в их отношениях, и это может сильно повлиять на динамику внутриполитического кризиса. На протяжении долгих лет правления Александра Лукашенко даже самые жесткие репрессии белорусских властей никогда не приводили к значительным экономическим ограничениям со стороны ЕС. Однако инцидент с посадкой самолета Ryanair стал поворотным моментом: белорусский кризис в глазах европейских политиков превратился в опасный региональный вызов, на который необходимо серьезно реагировать.

В Евросоюзе годами велись дискуссии об эффективности экономических санкций и их морально-этической стороне. Противники удара по белорусской экономике постоянно говорили о том, что это лишь усугубит зависимость Минска от Москвы, и что недопустимо «наказывать простых людей», которые и так находятся под гнетом авторитарной власти. Несмотря на беспрецедентный размах государственного насилия в Беларуси после президентских выборов 2020 года, наличие сотен политических заключенных и угроз властей полностью уничтожить гражданское общество, реакция ЕС была жесткой лишь на риторическом уровне. На практике же европейские санкции оставались символическими и уступали по объему даже санкциям ЕС против Беларуси 2011 года.

Инцидент с самолетом наглядно показал, что жертвами агрессии белорусского режима могут быть не только обычные белорусы, но и граждане ЕС. Это трансформировало внутренний белорусский кризис в угрозу региональной безопасности и вынудило европейских политиков менять свои подходы к нему. В европейских столицах внезапно заговорили о секторальных санкциях, направленных на самые прибыльные отрасли белорусской экономики – нефтегазовую, калийную, а также банковский сектор. В дискуссиях о санкциях забота о благосостоянии простых белорусов ушла на второй или даже третий план, а верх взяли аргументы о том, что белорусские власти должны понести наказание за «нарушение международных норм». Верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Жозеп Боррель метафорично пояснил логику нового подхода к Беларуси, сравнив ее с омлетом, который «невозможно приготовить, не разбив яиц».

Стимулируемая Беларусью контрабанда и нелегальная миграция – это уже не вопрос сугубо двусторонних отношений, а проблема на восточной границе для всего ЕС и НАТО

Такой рецепт решения кризиса в Беларуси далеко не нов, но он впервые взял верх в многолетних внутриевропейских дискуссиях. Главными сторонниками введения жестких экономических санкций еще с прошлого года были Балтийские страны. Литва, Латвия и Эстония даже были вынуждены ввести свои национальные ограничения против белорусских чиновников на фоне очевидного промедления со стороны ЕС. Будучи географическими соседями Беларуси, именно они в первую очередь ощущают последствия от затяжного белорусского кризиса. Балтийские страны стали домом для тысяч белорусских политических эмигрантов, бизнесов и неправительственных организаций. Они же понесли основные дипломатические и экономические потери: Латвия фактически лишилась своего посольства в Минске, а Литва – белорусских нефтепродуктов, ранее следовавших через Клайпедский порт.

В ответ на санкции ЕС Лукашенко решил прекратить борьбу с нелегальной миграцией и контрабандой наркотиков. В итоге Литву наводнили граждане Ирака и других ближневосточных стран, а местным властям даже пришлось разворачивать палаточный городок для временного размещения задержанных нарушителей границы. Количество нелегальных мигрантов на белорусско-литовской границе уже более чем в пять раз превысило показатели прошлого года. Бьет рекорды и контрабанда произведенных в Беларуси сигарет: с начала года литовская таможня остановила на границе более 1,7 млн пачек на общую сумму свыше 5 млн евро. Такие действия белорусских властей только укрепляют их международную нелегитимность, фиксируя белорусский кризис в списке региональных вызовов, и помогают консолидировать позиции всех членов Европейского союза по его решению. Стимулируемая Беларусью контрабанда и нелегальная миграция – это уже не вопрос сугубо двусторонних отношений, а проблема на восточной границе для всего ЕС и НАТО.

Но даже самые жесткие экономические санкции не являются гарантией разрешения белорусского кризиса. Международный опыт свидетельствует о том, что они могут, наоборот, консолидировать авторитарные режимы, параллельно разрушая экономику страны и ухудшая положение с правами человека. Более того, секторальные санкции будут иметь последствия и для их инициаторов. В случае если ЕС наложит запрет на сотрудничество с Беларусью в области калийных удобрений, Литва понесет колоссальные убытки. По данным Ernst & Young, в 2019 году за счет перевалки белорусских грузов в Клайпедском порту (более 70% из них – это калийные удобрения) бюджет Литвы пополнился на 155 млн евро. Аналогичный эффект, хоть и существенно меньший по сумме, получит и Латвия в случае наложения санкций на белорусские нефтепродукты. Через латвийские порты по-прежнему экспортируются довольно существенные объемы белорусских нефтепродуктов.

Стратегическая цена военно-политических и гуманитарных угроз, исходящих от нынешних белорусских властей, для стран Балтии может оказаться гораздо выше потенциальных издержек

В то же время экономические эффекты от блокирования целых отраслей экономики Беларуси способны спровоцировать ранее невиданные общественные реакции и процессы внутри номенклатуры, а также стать триггером для новых ошибок в исполнении белорусских властей. Все это может значительно изменить соотношение сил в политическом кризисе и потенциально увеличить роль Европейского союза в нем. Отсюда и появляется ощущение, что в балтийских столицах готовы рисковать и сознательно идти на весомые для их экономик убытки, если это приблизит конец эпохи Лукашенко. По той простой причине, что стратегическая цена военно-политических и гуманитарных угроз, исходящих от нынешних белорусских властей, для стран Балтии может оказаться гораздо выше потенциальных издержек.

Вне зависимости от того, по какой траектории в итоге пойдет развитие кризиса после введения секторальных санкций, белорусам в краткосрочной перспективе необходимо готовиться к дальнейшему «закручиванию гаек» и ухудшению их социально-экономического положения. В белорусских оппозиционных кругах десятилетиями жило два мифа о необходимых условиях для падения режима Лукашенко – единовременный выход на улицы Минска более 100 тыс. протестующих и введение ЕС секторальных санкций против нефтяной отрасли Беларуси. Лето 2020 года, когда в акциях протеста по всей Беларуси приняли участие около миллиона человек, развенчало один из них опытным путем. Возможно, совсем скоро нам предстоит узнать, насколько был близок к истине второй.

IPG

На фото белорусская оппозиция протестует на границе с Литвой. Getty Images. Источник


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne