Диалектика конфронтации: Прежний коллективный политический Запад против нового коллективного Востока

08.07.2021

Американские политики стали открыто говорить о том, что противостояние с Китаем — это новый вариант холодной войны. Однако у нового конфликта есть целый ряд черт, которые его отличают от соперничества США и СССР во второй половине ХХ века. Интересы лидеров западного мира, Америки и Европы, не во всём совпадают, а идеологические императивы становятся всё более размытыми. Очевидного противника коллективному Западу также найти непросто: далёкий Китай не пугает европейцев, а Россия не выглядит равноценным оппонентом США. О диалектике новой холодной войны пишет в своей статье Фёдор Лукьянов

Воистину захватывающее занятие — анализ новой «холодной войны», ее сходных и отличительных черт по сравнению с предыдущей (предыдущими). Постепенно это понятие применительно к сегодняшней ситуации становится общепринятым.

В США, например, впервые открыто заговорили, что отношения с Пекином представляют собой именно новый вариант «холодной войны». Еще недавно от такого толкования все открещивались. В общем, типологические черты и данного типа противостояния вообще, и нынешней его формы в частности — тема богатая, подлежащая разным интерпретациям. Одно невозможно отрицать — скорость, с которой развиваются события и чередуются фазы отношений, несравнима с той, что была прежде.

Начало лета этого года стало временем своеобразной структурной перестройки. На смену хаотическому и достаточно разнонаправленному конфликту идет (должна прийти по замыслу американских стратегов) гораздо более четкая картина. Образец — «холодная война» второй половины прошлого века с понятным делением мира на два лагеря. Лагеря знакомые — мир свободный против мира несвободного. Прежний коллективный политический Запад (восстановленный) против нового коллективного Востока (сконструированного).

Сложность — в неоднородности потенциальных блоков, намного более высокой, чем прежде. Прагматические интересы флагманов либерального мирового порядка — США и Европы — не совпадают, а «сообщество автократов» и вовсе существует значительно больше в сознании его оппонентов, чем в реальности. Так что просто взять и призвать в поход приверженцев одной или другой идеологии не получится. Да и идеологий-то в стройном виде ХХ столетия не прослеживается.

Справедливости ради заметим: сама постановка задачи не абсурдна (это не значит, что она правильна). Администрация Джозефа Байдена действует последовательно. Она поставила цель систематизировать окружающую международную анархию, существование в которой претит Соединенным Штатам, которые за несколько десятилетий привыкли к позиции безоговорочного лидера. Сначала половины мира, потом всего.

Кризис мирового порядка начался давно, как минимум с первых лет XXI века, но вызывающим он стал в последние годы благодаря подходу и стилю Дональда Трампа. Байден позиционирует себя как антипод своего предшественника, и во многом им является. Но это не означает ни отказа от всего того, что было сделано в предшествующие четыре года, ни возвращения к дотрамповской политике. Не отвергая «великодержавное соперничество», которое объявили основой американской стратегии при Трампе, Байден считает необходимым подойти к нему намного более основательно. Для этого как раз и нужны схемы классической «холодной войны», тем более что США и союзники ее выиграли. Отсюда стремление возродить черно-белую картину, сплотив единомышленников. Это сплочение важно не столько для усиления самой Америки, сколько для того, чтобы по возможности нивелировать возможные препятствия, связанные с самостоятельными действиями близких партнеров.

Но ввиду вышеупомянутой неоднородности в рядах союзников для сплочения нужен убедительный противник. По отдельности ни Россия, ни Китай на эту роль сейчас не тянут. Китаем непросто напугать европейцев, а Россией — американцев (правда, пугают как могут — и тех и других). Но в качестве двухголовой гидры Пекин и Москва способны составить достаточно грозный образ и для американских союзников, и для колеблющихся соседей обеих держав.

Подробный анализ возможных стратегий новой «холодной войны» начался, варианты предлагаются разные. Но объединяет разные оценки общий лейтмотив — рост напряженности неизбежен. Если структурированное противостояние признано способом выхода из опасной и сильно разбалансированной международной обстановки, значит — оно будет усугубляться. (Не забываем и об острых внутренних проблемах всех крупных игроков, для решения которых теперь смело используют всё внешнеполитическое.) И в этом смысле обнадеживающие итоги встречи Владимира Путина и Джозефа Байдена не противоречат общей логике. Это как раз структурирующая часть процесса, снижение рисков в наиболее опасных сферах взаимодействия. А акция британского эсминца «Защитник» в Черном море — часть провоцирующая, та, что поддерживает накал конфликта (в данном контексте неважно, было это решение Лондона или операция, согласованная с союзниками). Это диалектика одного и того же явления.

Надо быть готовым как поддерживать диалог по первой линии (упорядочивание), так и точно реагировать на проявления второй (постоянное тестирование дееспособности). Возвращаясь к бегу времени — спасение, будем надеяться, в том, что всё происходящее сейчас скоротечно. То, что раньше занимало десятилетия, теперь — годы. А что годы — месяцы. Это не снижает риски. Наоборот, в такой концентрированной среде возрастает и цена каждого движения. Но если понять специфику красных линий XXI века, а они в чем-то воспроизводят линии прошлого, в чем-то пролегают совсем в других сферах, есть надежда вырваться из сегодняшнего витка быстрее, чем из прошлого.

Как бы то ни было, сейчас ясности в международной обстановке больше, чем еще пару месяцев назад. И это уже шаг в правильном направлении.

Совет по внешней и оборонной политике


Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne