Антиэлитный шторм в Германии. Куда дует ветер перемен?

27.07.2021

Статья Виктории Березюк посвящена феномену «антиэлитного шторма» в ФРГ. Основываясь на изучении экономической и политической ситуации в Германии и мире, автор рассматривает основные причины потери «народными партиями» поддержки избирателей. В статье также дается прогноз дальнейшего развития событий в свете предстоящих выборов в Бундестаг осенью 2021 года и анализируются возможные последствия результатов этих выборов для Германо-Российских отношений

Введение

В 1939 году вышло в свет произведение Джона Стейнбека «Гроздья гнева», по тексту которого красной нитью проходит мотив отчаяния «маленького человека». Отчаяния, которое трансформировалось в гнев против существующего миропорядка. Роман был написан во время Великой депрессии, но и сейчас, в начале 21 века, его лейтмотив актуален как никогда. Исторические события, как известно, развиваются по спирали[1], и вот спустя 75 лет после публикации созрели новые «гроздья гнева», дав плоды в виде политических потрясений по всему миру.

Один из ярких тому примеров — Германия. В последние 5 лет в этой стране сложилась необычная внутриполитическая ситуация: падение рейтинга «народных партий», успех популистов и «Зеленых», рост критически настроенных избирателей. Почему так произошло и что будет дальше? Поиск ответов на данные вопросы — главная цель исследования.

Структура работы соответствует цели и состоит из введения, одной главы, выводов и списка литературы. В основной части анализируются актуальные партийно-политические тенденции в ФРГ, рассматриваются причины этих тенденций на национальном и глобальном уровнях, дается прогноз дальнейшего развития событий.

И грянул шторм

«Тишина в пучине водной, без движенья — моря гладь» — этими словами из стихотворения И.В. Гёте можно было охарактеризовать политическую систему Германии в самом начале 21 века. В течение нескольких десятилетий в федеральный парламент предсказуемо проходили представители четырех партий: блока двух консерваторов — ХДС/ХСС (CDU/CSU), старейшей в стране партии социал-демократов — СДПГ (SPD) и партии Зеленых (Bündnis 90/Die Grünen). Также периодически в Бундестаге заседали представители либеральной Свободно-демократической партии — СвДП (FDP) и Левой партии (die Linke). Но политические предпочтения избирателей, как и погода в море, нестабильны, и на смену штилю всегда приходит шторм. Именно такая непогода разразилась на политическом ландшафте страны в 2017 году во время федеральных выборов:

  • правящие центристские партии ХДС, ХСС и СДПГ потеряли в совокупности 13,8% голосов (см. Рис.1);  
  • впервые за 27 лет новой партии удалось войти в парламент и сразу набрать 12,6% голосов. Этой партией стала правопопулистская АДГ (AFD), которая на предыдущих выборах в 2013 году не смогла преодолеть 5%-й барьер. ХДС и ХСС потеряли чуть более миллиона голосов в пользу АДГ, ещё 500 тысяч голосов отдали «Альтернативе» социал-демократы;[2]
  • возросла волатильность избирателей. Почти треть электората приняли решение за кого голосовать накануне выборов. Рекорд поставили избиратели, отдавшие свои голоса за партию «Зеленых». 40% из них приняли решение в последние дни перед выборами либо в день выборов. Кроме того, многие граждане голосовали не по убеждению, а в знак протеста. К примеру, за АДГ только 31% избирателей проголосовали по убеждению, в то время как 61% — из-за разочарования в действующей власти.[3]

Несмотря на то, что исход голосования был вполне предсказуем, он все же стал неприятным сюрпризом для теряющих свою популярность народных партий. Председатель ХДС ожидала лучшего результата для своей партии, председатель ХСС посчитал выбор избирателей «горько разочаровавшим», а председатель фонда им. Ф. Эберта, аффилированного с СДПГ, и вовсе «катастрофическим«.

Однако настоящее цунами может произойти на ближайших федеральных выборах, которые состоятся уже в сентябре этого года. К концу апреля рейтинг правящего блока, в последнее время дискредитировавшего себя коррупцией, скандалом в Тюрингии, выбором непопулярного[4] политика на роль кандидата в канцлеры, упал до минимума (см. рис. 2), а самой популярной партией стал «Союз-90/Зеленые». Результаты недавних региональных выборов в Рейнланд-Пфальце и Баден-Вюртемберге также подтвердили тенденцию возрастающего рейтинга «экологической партии»[5].

В чем же причины разразившего на просторах ФРГ антиэлитного шторма? Рассмотрим два измерения: национальное и глобальное.

Национальное измерение
  1. Миграционный кризис

Недавно газета Zeit Online провела анализ выступлений в Бундестаге, по результатам которого выяснилось, что самой обсуждаемой темой за последние десятилетия стала не безработица и не защита климата, а миграционный кризис, разразившийся в 2015 году. Немецкое население, в основной своей массе придерживающееся религии христианства, и для которого стремление к определенности и безопасности (Sicherheitsverlangen) является национальной чертой, столкнулось с беспрецедентным вызовом. Только в 2015–2016 гг. около 2 миллионов беженцев из Восточных стран подали заявление на убежище в ФРГ. Граждане Германии, многие из которых и до этого высказывали опасения по поводу распространения ислама в стране[6], оказались в растерянности и ждали от правящих элит решительных действий. Однако универсальное решение не было найдено. В результате в 2016 году 81% немцев посчитали, что правительство не справляется с миграционным кризисом, а в 2017 недовольство населения вылилось в успех на федеральных выборах выступавшей против массовой миграции правой АДГ. В 2017 году после выборов газета Tagesschau провела опрос с целью выяснения основных причин голосования за популистов. Среди основных ответов как раз оказались: «потеря чувства безопасности», «угроза утраты немецкой культуры» и «желание уменьшить влияние ислама на Германию». Стоит отметить, что по состоянию на 2019 скепсис в отношении миграционной политики продолжает расти (см. рис. 3), растет и поддержка АДГ в восточных регионах, где местное население относится к мигрантам с наибольшим подозрением.

  • Сохранение социального неравенства

Уже на протяжении продолжительного временного отрезка в Германии развиваются социально-экономические процессы, которые охватили весь мир: богатые богатеют, бедные беднеют, увеличивается эксплуатация и безработица. Существующая уже несколько десятилетий проблема выравнивания «старых» и «новых» земель актуальна и по сей день. «Невидимые стены, разделяющие западных и восточных немцев» все еще существуют и они, в первую очередь, экономические. По статистике в 2018 году 18,7% немцев сталкивались с бедностью или социальной изоляцией и большинство из них проживали на территории бывшей ГДР. Средний уровень безработицы в «новых землях» на два процентных пункта выше (см. рис. 3 и 4), отставание от западногерманской экономики, по сообщению Министерства экономики и энергетики, составляет около 30% и предпосылок к выравниванию, по мнению отдельных СМИ, пока не имеется.

По этой причине именно «Осси», ощущая свою «второсортность»[7] и неуверенность в завтрашнем дне, гораздо менее довольны, тем, как функционирует демократия в стране.[8] Социально-экономические трудности, усугубившиеся миграционным кризисом, создали благоприятную почву для протестных настроений и усиления влияния радикальных политических сил. Именно в восточных регионах популистская АДГ, сыгравшая на чувствах избирателей, получила наибольшую поддержку (см. рис. 5).

  • Смена дискурса

Если триумф правой АДГ прежде всего можно объяснить неспособностью правящих партий справиться с экономическим и миграционным кризисами, то успех «Зеленых» — сменой в обществе ценностных установок. После окончания второй мировой войны в постиндустриальных обществах произошла революция, запустившая сдвиг в мировосприятии людей. На первое место вышли постматериалистические ценности.[9] Германия, наравне со странами Северной Европы, является страной с ярко выраженными «self-expression values» с фокусом на толерантность, равенство, защиту окружающей среды. Последняя тема, наряду с цифровизацией, в недавно стала настоящим мейнстримом в Европе.

На фоне ценностных сдвигов партия «зеленых», выступающая в отличие[10] от партий правящей коалиции за более нематериальные установки и являющаяся активным защитником климата и цифровизации, все больше и больше набирает обороты. За нее чаще отдают голоса жители экономически развитых Западных земель[11] и представители технологически продвинутого молодого поколения в возрасте 18 — 24 года.[12] Ее жесткая позиция по защите окружающей среды оказывает значительное влияние на климатическую повестку страны в последние годы.

Действующая власть, осознавая риски проигрыша «Зеленым» на осенних парламентских выборах, стремится сейчас быть настолько «экологичной», насколько это возможно. К примеру, в апреле Конституционный Суд ФРГ опубликовал решение, в соответствии с которым закон о защите климата был признан частично противоречащим основному закону страны. Неделю спустя глава Минприроды скорректировала цели по достижению углеродной нейтральности, теперь ее планируется достичь к 2045, а не к 2050 как ранее предполагалось. Эти планы подтвердила и Ангела Меркель, выступая на Петерсбергском диалоге по климату. Но все эти усилия вряд ли сейчас возымеют должный эффект, успех «Зеленых» — не «Eintagsfliege»[13], а результат глубинной общественной трансформации, и их приход к власти в стране лишь вопрос времени.

Глобальное измерение

Можно было бы подумать, что антиэлитный шторм — это проблема исключительно ФРГ, но это не так. Германия является частью глобального мира и политические процессы, происходящие в этой стране, являются отголосками интернациональных трендов. Популизм в Европе,[14] возросшие по всему миру протестные настроения (см. рис. 6),[15] поляризация политических сил,[16] волатильность избирателей,[17] потеря голосов народными партиями в пользу «Зеленых» и популистов на последних выборах в Европарламенте — все эти процессы говорят о том, что по всему миру население, уставшее от кризисов и социального неравенства, видит угрозу в правящих элитах, которые продвигают проекты, прежде всего в своих собственных целях. В последние полтора года шторм усилился на фоне пандемии COVID-19. Глобализация, несколько десятилетий шагающая по планете, резко затормозилась. Обострилось соперничество не только партий, но и целых государств[18]. Во многих странах действующая власть на первых этапах пандемии показала свою беспомощность в противостоянии вирусу.

В итоге не только Германия, но и весь Европейский континент в целом переживает политический кризис. Доминировавшие после окончания Второй мировой войны консерваторы и социал-демократы постепенно уходят на второй план. Мир идет по пути поляризации, радикализации и стоит на пороге крупных перемен. Для того, чтобы переломить эти тренды центристским партиям нужно действовать решительно уже в самое ближайшее время.

Куда дует ветер перемен

Учитывая динамику последних месяцев, даже несмотря на разразившийся на днях скандал в отношении кандидата на пост канцлера, с большой долей вероятности «Зелёные» войдут в правящую коалицию и, соответственно, будут формировать как внутреннюю, так и внешнюю политику ФРГ. Народные партии снова потеряют голоса, и нынешняя Большая коалиция прекратит своё существование.

Что это означает для России

Вхождение в исполнительную власть представителей̆ «Союз- 90/Зелёные» осложнит отношения между Россией и Германией, так как «Зеленые» являются наиболее последовательными критиками политики РФ. Оценки экспертов разнятся: к примеру, журналист и политолог А. Рар считает, при «зеленом» канцлере отношения будут «серьезно испорчены», руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН В. Белов придерживается мнения, что «зеленые политики если и смогут охладить почти замороженный диалог, то незначительно». В проекте предвыборной программы «экологической партии» негатив в отношении России выражен достаточно резко, однако возможности для взаимодействия все же остаются (см. рис. 7). В то же время и России есть о чем поговорить с «Зелеными», так как климатическая повестка в стране все больше и больше набирает обороты.[19] Не стоит также забывать тот факт, что остальные политические силы Германии, которые войдут в коалицию, отличаются более гибкой позицией по вопросу Германо-Российских отношений, и «Зеленым» скорее все же придется скорректировать свои взгляды в отношении Москвы. В конце концов построение конструктивных отношений с РФ — это тоже тренд, который начал формироваться, начиная с визита в Москву первого канцлера ФРГ К. Аденауэра в 1955 году, и продолжает формироваться по сей день, оставаясь залогом мира и безопасности на всем европейском континенте. Так стоит ли его ломать?

Выводы

На основе проведенного анализа автор пришел к следующим выводам:

  • политическая жизнь Германии лишилась привычной предсказуемости. Народные партии центристского толка теряют голоса в пользу популистов и «Зеленых». Cоциально-структурные характеристики все меньше способны объяснить электоральное поведение, предсказать исход голосования становится все сложнее;
  • причин на это несколько: с одной стороны, — это упадок народных партий, их неспособность справиться с растущим экономическим неравенством, с разрушением культурной среды, которое явилось следствием миграционного кризиса, с вызовами пандемии COVID- 19, с другой — глубинная трансформация ценностных ориентиров общества, их сдвиг в сторону постматериализма;
  • атиэлитный шторм — это феномен, который присущ не только Германии. Происходящие на политической арене ФРГ события — также отголоски глобальных трендов. Мир в целом и европейский континент в частности переживает политический кризис. В западном полушарии центристские партии теряют популярность в пользу правых и «Зеленых», которые стоят по разные стороны политического спектра. Как результат — поляризация и радикализация общества;
  • политический ландшафт Германии изменится после выборов в Бундестаг осенью 2021 года. «Зеленые» войдут в правящую коалицию и будут формировать как внутреннюю, так и внешнюю повестку страны;
  • для России исход сентябрьских выборов в ФРГ может стать настоящим вызовом. У власти окажется партия, больше всего критикующая внутреннюю и внешнюю политику РФ. Тем не менее, пространство для диалога все же остается.

Виктория Березюк

Работа была написана в рамках Третьего международного конкурса молодых европеистов «Россия, Европа, мир», организованного Экспертной группой «Европейский диалог» и Представительством ЕС в России при поддержке Фонда имени Генриха Бёлля. Подробная информация здесь


[1] Это утверждение принадлежит древнегреческому писателю и историку Ксенофонту.

[2] Bundestagswahl 2017. Wählerwanderungen. Tagesschau.

[3] Bukow S.: Bundestagswahl 2017. Ergebnisse und Analysen. Böll. Brief. Demokratie & Gesellschaft # 5. September 2017. S 11.

[4] По результатам опроса, проведенного ZDF, председатель ХСС М. Зёдер пользовался большей поддержкой, нежели председатель ХДС А. Лашет, которого в конце концов утвердили на роль кандидата в канцлеры от блока ХДС/ХСС.

[5] Такое название «Союза-90/Зеленые» встречается в научной статье кандидата исторических наук, доцента кафедры теории и истории Международных отношений СПБГУ Н.Власова: “Зелёные” в ФРГ: новая “народная партия”. Журнал «Современная Европа», 201, С. 4.

[6] Три четверти немцев испытывают страх перед исламом // Die Welt. — 11.12. 2009. http://www.welt.de/politik/deutschland/article5495238/Drei-von-vier-Deutschen-haben-Angst-vor-dem-Islam.html

[7] Foroutan, Naika; Kalter, Frank; Canan, Coşkun; Simon, Mara (2019): Ost-Migrantische Analogien I. Konkurrenz um Anerkennung. Deutsches Zentrum für Integrations- und Migrationsforschung. S. 22.

[8] Decker F, Best V, Fischer S, Küppers A.: Vertrauen in Demokratie. Wie zufrieden sind die Menschen in Deutschland mit Regierung, Staat und Politik? Ein Projekt der Friedrich-Ebert-Stiftung 2018-2020, S.2; Pokorny S.: Regionale Vielfalten 30 Jahre nach der Wiedervereinigung. Unterschiede und Gemeinsamkeiten in der politischen Einstellungen in Deutschland. Konrad Adenauer Stiftung e.V., 2020, Berlin. S. 7.

[9] Nisnexich Y, Ryabov A: Post-industrial civilizational transition: Origins, peculiarities and prospects. Dialogue of Civilizations Research Institute. 2018. S.13; Inglehart R.: The silent revolution: changing values and political styles among western public, Princeton University Press, Princeton, USA. 1977.

[10] Партии правящей коалиции — это традиционные партии, в предвыборной программе которых большую часть занимают вопросы социального обеспечения: cм. например, исследование фонда К. Аденауэра, в котором анализируется количество слов, посвященных различным темам в предвыборных программах партий: Fislage F, Graf S, Montag T.: Die sind doch alle gleich. Programmatische Unterschiede in der deutschen Parteilandschaft. Konrad-Adenauer-Stiftung e. V. 2019 S. 19.

[11] Pokorny S.: Regionale Vielfalten vor der Bundestagswahl 2021. Ergebnisse einer repräsentativen Umfrage. Analysen & Argumente. Nr. 430/April 2021 S. 25.

[12] Wahlverhalten nach Alter und Geschlecht. Datensammlung. Stand: Januar 2021. Konrad Adenauer Stiftung. S. 32.

[13] Этот термин упоминается в статье Schlick L.: „Der grüne Erfolg ist keine Eintagsfliege“ // Capital. – 2.07.2019 и означает «событие, о котором вскоре забывают».

[14] Harris C.: Explained: the rise and rise of populism in Europe // Euronews. — 15.03.2018; Tisdal S.: Populists are whipping up a storm as Europe faces lurch to the right. // The Guardian. – 06.04.2021.

[15] На основе данных, опубликованных в Harvard Dataverse, автором было проанализировано 15239 сообщений о протестах со всего мира за период 1990 по 2019 гг.

[16] Mudde C.: Populism is not the whole story – European politics is rewiring itself // The Guardian. – 18.10.2018.

[17] На последних выборах в Европарламент до 70% избирателей накануне выборов не знали за кого голосовать: Dennison S., Krastev I., Leonard M.: What Europeans really want: Five myths debunked. European Council of foreign relation. 16. 04.2019.

[18] Все чаще раздаются опасения раскола мира на два конкурирующих полюса – Китай и США. См. например: Secretary-General’s special address at Davos Agenda.

[19] О мерах по борьбе с изменениями климата по состоянию на июнь 2020 см. первый Добровольный национальный обзор достижения РФ ЦУР ООН. Также в настоящий момент разрабатываются иные инициативы: законопроекты об ответственности собственников предприятий по ликвидации вреда, причиненного окружающей среде; о стимулировании применения экологических технологий в области судоходства; о запрете отдельных видов пластиковых изделий и др.


Публикации по теме:

Завершился Третий международный конкурс аналитических статей «Россия, Европа, мир»
О том, чьи работы вошли в тройку лучших — читайте в нашем материале
Записки путешественников: к сердцу европейской политики
В прошлом году Экспертная группа «Европейский диалог» при поддержке Представительства ЕС в России провела конкурс научных и аналитических статей молодых европеистов….
«Замечательное время для молодых исследователей». Выступления участников конкурса «Россия, Европа, мир». Видеоверсия
Вы также можете познакомиться с отчетом и полным фоторепортажем с церемонии награждения победителей и лауреатов конкурса молодых европеистов

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne