Решительный шаг или упущенная возможность? Во Франции принят новый закон об экологии

09.08.2021

Франция не справляется с темпом экологической гонки, который она сама себе задала. Новый закон об экологии на фоне растущих общеевропейских обязательств по сокращению выбросов CO2 может иметь высокие политические риски для «чемпиона Земли» Эмманюэля Макрона. Яна Овсянникова рассказывает о противоречиях в экологической повестке в крупнейшей стране ЕС

Франция не справляется с темпом экологической гонки, который она сама себе задала. Новый закон об экологии на фоне растущих общеевропейских обязательств по сокращению выбросов CO2 может иметь высокие политические риски для «чемпиона Земли» Эмманюэля Макрона.

20 июля Национальная ассамблея 233 голосами за и 35 против приняла Закон об экологии и устойчивости (Loi climat et résilience). По меркам французского законотворчества закон был принят в очень короткие сроки.

Во французском истеблишменте закон назвали «поворотным». В общем-то, все то, что реализуется под началом президента Макрона подается с особой торжественностью и национальной важностью. И действительно, этот закон вполне мог претендовать на такой статус. Он явился результатом работы Гражданской климатической конвенции (CCC). На протяжении одного года 150 граждан случайной выборки, несмотря на протесты против пенсионной реформы и ковид, работали над предложениями по сокращению к 2030 году выбросов углекислого газа на 40%, по сравнению с уровнем 1990 года. Тогда в ответ на протесты «Желтых жилетов», которые проходили на фоне поднятия цен на топливо, правительство Макрона решило реализовать модель прямой демократии: дать людям возможность самим выбрать справедливые для себя экологические законы.

Результатом работы стали 149 предложений по климату, которые были сокращены в законе до 69 статей. Идея закона состоит в том, чтобы экология максимально проникла в жизни обычных французов. Закон регулирует, как Франция будет питаться, сдавать жилье в аренду, летать на самолетах, производить, работать и потреблять в ближайшие годы.

Критика

Почти сразу на правительство была обрушена критика со всех сторон: левым законопроект не нравится из-за «отсутствия амбиций», правым из-за чрезмерной криминализации экологии, а НПО недовольны тем, что поистине важных экологических мер принято не было.

Гражданская климатическая конвенция также дала низкую оценку работе правительства по рассмотрению законопроекта. Закон, призванный повысить выполнение международных обязательств по сокращению выбросов углекислого газа на качественно новый уровень, на деле оказался довольно приземленным. Вместо структурных реформ были приняты лишь половинчатые меры. Только 10% предложений Гражданской климатической конвенции были одобрены во время первого голосования в Национальном собрании. Ничего более серьезного, как, например, дополнительный налог на топливо или снижение НДС на железнодорожные билеты на 5,5% реализовано не было. Хотя транспорт остается областью, на которую приходится более 40% всех выбросов.

Парадокс заключается в том, что Франция, которая считает себя гарантом Парижского соглашения, далека от выполнения своих обязательств. Сам закон в нынешнем виде не позволит Франции выйти на путь сокращения выбросов парникового газа на 40% к 2030 году. Дело дошло до того, что Государственный совет (высший конституционный орган) осудил невыполнение Францией своих климатических целей в контексте Парижского соглашения.

Дело в том, что Франция, в отличии от многих развивающихся стран, не отправили второй отчету о национальном вкладе в выполнение Парижского соглашения. Этот отчет государства в обязательном порядке должны отправлять каждые пять лет для контроля по выполнению пунктов Соглашения. В среднем, Франция уменьшает выбросы CO2 на 0.7% в год вместо заявленных 3%. В 2018 году Французская республика сократила выбросы углекислого газа на 18.5%, по сравнению с 1990 годом. С учетом нового общеевропейского плана по сокращению выбросов CO2 уже на 55% к 2030, французские цели, отраженные в ее последних законах, устарели. В итоге, чтобы хоть как-то нагнать обязательства, Франция увеличила годовой объем допустимых выбросов CO2, вместо того, чтобы инвестировать в «зеленую экономику».

Даже в общеевропейском контексте Франция не является лидером по использованию возобновляемых источников энергии — они составляют 18% в энергетике государства. Это один из самых низких показателей в Европе, по сравнению с лидером списка — Швецией, на которую приходится 55% возобновляемых источников.

Более того, французское правительство критикуется за то, что вместо инвестиций в «зеленую экономику», которых, по оценкам Института экономики по климату, не достает 4 млрд ежегодно, Франция заключает торговые соглашения. Например, соглашение о свободной торговле с Канадой увеличивает выбросы парниковых газов и увеличивает долю транснациональных корпораций в торговом обороте двух стран. В 2020 году Франция подписала еще два торговых соглашения с Вьетнамом и Мексикой, несмотря на заявления Макрона о невозможности заключения торгового соглашения, противоречащего повестке дня в области климата.

Для президента Франции Эммануэля Макрона пошел обратный отсчет: осталось меньше года до президентских выборов. Закон об экологии и устойчивости является, вероятно, одним из последних основных документов пятилетнего срока. Сегодня экологическая повестка, которая как никогда стала политической, будет мерилом обещаний Макрона. В его копилке насчитывается, по меньшей мере, 169 законов, соглашений, которые, так или иначе, влияют на экологию. Но более половины из них, по оценкам журнала по экологии Reporterre, отрицательные для окружающей среды.

Особенно остро было воспринято предложение по проведению референдума. Изменение статьи 1 Конституции с целью включения в нее того, что «Республика гарантирует сохранение биоразнообразия, окружающей среды и борьбу с изменением климата», было одним из многообещающих предложений Гражданской климатической конвенции. Но для организации референдума требуется предварительное согласие Национального собрания и Сената. Обе палаты Парламента выступили с оппозицией использования глагола «гарантировать» в первой главе Конституции, которое накладывало квазиобязательства на государственные органы. Январский опрос Французского института общественного мнения (Ifop) показал, что каждый третий француз с неодобрением воспринял идею о проведении плебисцита для включения поправок в конституцию, рассматривая это как «политическую уловку». Тем не менее, 79% французов приняли бы поправки, если бы голосовали. Но это скорее правило, чем исключение: французы всегда неохотно участвуют в референдумах. Массовое неучастие наблюдалось и во время референдумов о переходе на пятилетний президентский срок в 2000 году и о статусе Новой Каледонии в 1998 году. Причина остается все та же — массовое недоверие к исполнительной власти.

В сухом остатке — Франция не справляется с темпом экологической гонки, который она сама себе задала. Этот закон — скорее упущенная возможность принять социальные и структурные реформы. Стремление стать первым углеродонейтральным континентом — это своего рода геополитическая цель, которая далека от реальности. Великобритания совсем скоро станет хозяйкой очередного рамочного саммита по климату. С учетом ее беспрецедентной цели сократить выбросы углекислого газа на 78% к 2035 году, Франция рискует оказаться за бортом экологической гонки.

Яна Овсянникова, магистр Колледжа Европы


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne