«Поиск убежища – не преступление»

11.08.2021

70 лет тому назад, в 1951 году, была принята Женевская конвенция о статусе беженцев. Первоначально она ограничивалась только территорией Европы, но впоследствии её действие было расширено. Сегодня в мире насчитывается более 80 млн человек, которые были насильно вынуждены покинуть своё место проживания. О том, как сегодня Европа помогает найти убежище нуждающимся, читайте в интервью Верховного комиссара по делам беженцев Филиппо Гранди

Женевская конвенция о статусе беженцев существует с 1951 года. До принятия в 1967 году «Протокола о статусе беженцев» географическая сфера ее действия ограничивалась Европой. Представление о том, что миграция и беженцы являются преимущественно европейской проблемой, снова начинает превалировать в Европе. Каково ваше мнение по этому вопросу?

Сегодня в мире насчитывается более 82 млн людей, ставших жертвами немыслимых и неописуемых актов насилия, преследований, нарушений прав человека и вынужденных покидать свои дома, спасаясь бегством. Почти все они стараются держаться как можно ближе к родным местам, надеясь на улучшение ситуации, которое позволит им вернуться и снова зажить прежней жизнью.

В целом в мире почти 90 процентов беженцев живут в развивающихся странах. Таким образом, вопреки заявлениям некоторых европейских политиков цифры свидетельствуют совсем о другой картине. Большая часть беженцев находится не в богатых и промышленно развитых странах. С количеством тех, кто прибывает нынче в Европу, можно вполне справиться при условии сотрудничества между государствами.

Какую роль в вопросах предоставления убежища и защиты прав беженцев в мире играет Европа и, в частности, Германия?

Отношение Европы к тем, кто ищет убежища, а также к защите прав беженцев имеет большое значение и оказывает влияние и за ее пределами. Я, как неравнодушный европеец, хочу, чтобы Европа руководствовалась нашими идеалами и принципами, а также подавала пример.

Германия в этом контексте играет важную роль не только как страна, принимающая большое количество беженцев, но и как глобальный игрок. Будучи одним из самых щедрых и главных доноров, Германия выполняет свои международные обязательства по защите не только в собственной стране, но и за ее пределами, поддерживая другие страны. Она пользуется большим доверием. Ее пример вселяет уверенность в том, что другие принимающие страны с меньшими ресурсами могут рассчитывать на помощь Германии.

Но в ситуации, когда странам с низким или средним доходом, принимающим большую часть вынужденных переселенцев, приходится наблюдать, как европейские страны закрывают свои границы, строят заборы, высылают людей или перекладывают свои обязанности по предоставлению убежища на других, у них невольно возникает вопрос, почему им с их более скромными по сравнению с европейскими странами ресурсами приходится принимать намного больше беженцев.

В Женевской конвенции 1951 года право на убежище рассматривается как главное средство защиты прав беженцев. Почему это так важно?

Предоставление убежища является фундаментальным гуманитарным актом спасения жизни людей, которым угрожает опасность. Убежище означает необходимость защиты на территории другой страны людей, не ощущающих себя в безопасности на родине. Если универсальное определение понятия «беженец» было введено Женевской конвенцией 1951 года, то предоставление убежища представляет собой древнюю традицию, извечно бытовавшую среди различных народов во всем мире.     

Одним из новейших инструментов защиты прав беженцев является Глобальный договор по беженцам, принятый в 2018 году. Какие новшества он повлек за собой?

Глобальный договор по беженцам 2018 года способствует созданию рамочных условий, призванных модернизировать подход к передвижениям беженцев. Речь идет о привлечении новых действующих лиц, в частности, из бизнеса или академических кругов, а также разработке новых средств и подходов. Важно и то, что в договоре признается необходимость не только оказывать поддержку самим беженцам, но и принимающим их странам, а также сообществам. Это – более комплексная концепция, предусматривающая, с одной стороны, неотложную гуманитарную помощь ради спасения жизней, например, предоставление лекарств или продуктов питания, а с другой стороны, меры в целях развития, например, возможность получения образования или создание рабочих мест. Интеграция перемещенных лиц в новые сообщества, а также ресурсы, предоставляемые для оказания помощи принимающим странам и сообществам в выполнении этой задачи, также являются важной формой защиты.

Такому новому целостному подходу к защите прав беженцев в последнее время противоречат неоднократно появляющиеся в прессе заголовки о таких нарушениях прав человека, как Pushbacks или Pullbacks(создание органами власти в странах происхождения или транзита препятствий для бегства из страны или продолжения передвижения, а тем самым и для возможности обращения с заявлением о предоставлении убежища. – Прим. ред.). Как такие нарушения влияют на принципы предоставления убежища и защиту прав человека?

Поиск убежища – не преступление. Это – фундаментальное право человека, которое должно уважаться государствами. Независимо от ситуации, государства не имеют права подвергать опасности жизни людей, создавая препятствия в поиске убежища или высылая их обратно из страны. Точка. Люди ни в коем случае не должны подвергаться уголовному преследованию за попытку получить убежище, независимо от того, каким образом они добрались до границы!

Люди ни в коем случае не должны подвергаться уголовному преследованию за попытку получить убежище, независимо от того, каким образом они добрались до границы!

Сдерживающий эффект мер по принудительному возвращению маловероятен, зато такие меры в дальнейшем могут поставить отчаявшихся людей в еще более опасную ситуацию, а, возможно, и повлечь за собой страдания или гибель, прежде всего на море.  

Помимо вопроса о нарушениях прав человека в настоящее время ведутся дебаты об экстернализации, то есть вынесении функций по предоставлению убежища в третьи страны. Как вы, а также UNHCR, относитесь к такой стратегии?

Я вполне понимаю озабоченность некоторых стран состоянием своих систем по предоставлению убежища. Они должны быть более эффективными и продуктивными, нужен инструмент для возвращения на родину тех, кто не нуждается в международной защите, после надлежащего рассмотрения их обращений. Мы стремимся к сотрудничеству с государствами, чтобы усовершенствовать эти системы.       

Но аутсорсинг функций по предоставлению убежища – не решение вопроса. Государство в таких случаях уходит от своей ответственности и действует вопреки духу конвенции 1951 года. К тому же проблема не решается, а лишь перекладывается на других, что особенно тревожно, если такой перенос касается стран, обладающих меньшими ресурсами и уже сегодня вынужденных бороться с вызовами, обусловленными принудительными высылками. Как долго подобное может продолжаться? До каких пор спасать беженцев будут лишь страны, соседствующие с зонами военных действий, а остальной мир будет прятать голову в песок и делать вид, что ничего не происходит?

Что же должны сделать государства? 

Вместо таких непрактичных, честно говоря, аморальных инициатив, необходимы решения, которые защищают права тех, кто спасается бегством от насилия и преследований, и способствуют укреплению доверия граждан принимающих стран к системе предоставления убежища. UNHCR стремится к сотрудничеству с государствами для оказания поддержки в преодолении проблем, повышения эффективности и дееспособности функционирования их систем и одновременно защиты прав людей, нуждающихся в помощи.

В сентябре прошлого года Европейская комиссия внесла предложение относительно принятия нового Договора о мигрантах и предоставлении убежища, который предусматривает широкий европейский подход к теме миграции. Как вы оцениваете этот договор? 

Я приветствую внесенный на рассмотрение договор. Его инициаторы стремятся принять во внимание различные требования и условия, существующие в странах – членах ЕС, поэтому текст носит компромиссный характер, однако это хорошее и практичное предложение по преодолению существующих вызовов в Европе. ЕС нуждается в намного большей внутренней солидарности и предсказуемости. Недопустимо, чтобы государства, граничащие с ЕС, оставались наедине с ситуацией, нельзя каждый раз вести длительные переговоры между государствами по вопросу о том, кто примет людей, переживших ужасы опасного путешествия. Нужно делать больше и в плане противодействия нелегальным передвижениям просителей убежища внутри ЕС.

Сегодня, когда количество прибывающих в ЕС просителей убежища сравнительно небольшое, пришло время заняться решением этих проблем

К сожалению, эта тема в последние годы стала довольно политизированной внутри ЕС. Впрочем, сегодня, когда количество прибывающих в ЕС просителей убежища сравнительно небольшое, пришло время заняться решением этих проблем. Я призываю государства – члены ЕС продолжить переговоры о внутренних аспектах договора, а моя организация готова помочь советом и оказать поддержку. Поскольку для такой дискуссии нужно время, я поддерживаю те государства ЕС, которые пытаются разработать хотя бы нормативные положения с ограниченным сроком действия с целью организованного распределения беженцев, прибывающих по морю в течение летних месяцев, прежде чем удастся достичь широкомасштабной договоренности для всего ЕС.   

В договоре также подчеркивается важность оказания поддержки странам за пределами ЕС, принимающим большое количество беженцев, а также транзитным странам, которые используются беженцами. Оказание помощи с целью улучшения организации передвижения таких масс населения – правильный способ сотрудничества со странами, расположенными ближе к источнику потоков мигрантов в Европе. Если мы поможем этим странам укрепить их системы по миграции и предоставлению убежища, то, надеюсь, сможем уменьшить число людей, вынужденных отправляться в крайне опасные морские путешествия, а также снизить давление по всему маршруту передвижения беженцев.

В последние годы мы наблюдаем пренебрежительное отношение к законам о миграции и предоставлении убежища, а также несостоятельность глобальной солидарности. На что вы надеетесь в будущем и каковы ваши пожелания в связи с юбилеем конвенции? 

Более 82 млн человеческих жизней (почти население Германии) нельзя списывать со счетов в качестве побочного эффекта или потерь вследствие стремления к власти и обогащению. Прошлый год пандемии продемонстрировал нашу общую уязвимость и преподал урок, что острые глобальные кризисы – будь то COVID-19, изменения климата или конфликты – можно преодолеть, лишь объединив усилия и поставив на первое место интересы всех людей, в первую очередь тех, кому угрожает наибольшая опасность.

Я надеюсь на будущее, в котором политические лидеры с честью выполняют свои задачи, понимая, что лучшим способом представительства национальных интересов являются совместные действия с учетом интересов всех действующих лиц. Вместо подхода под лозунгом «моя страна – превыше всего» следует руководствоваться признанием и реализацией целей, ценностей и обязательств, закрепленных в Хартии ООН.

IPG

На фото Филиппо Гранди. Источник


В Швейцарии внедряют искусственный интеллект для распределения беженцев
В 2018 году Правительство Швейцарии запустило пилотный проект по изменению модели расселения вынужденных мигрантов с целью увеличить их занятость

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne