Правительственный кризис в Словакии 2021 г. в контексте нового «антиэлитного шторма»

30.11.2021

Предлагаем вашему вниманию статью студента Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрия Попова. Исследование посвящено правительственному кризису в Словакии весны 2021 года на фоне зарождения очередного «антиэлитного шторма» в стране. Для выявления его причин и возможных последствий рассматривается влияние дискуссий о покупке «Спутник V» и других противоречий вызвавших отставку премьер-министра И. Матовича

Во многих странах Европы в последние годы наблюдаются явления, которые можно характеризовать кризисом устоявшихся политических партий. На смену им приходят внесистемные движения с неясной идеологией, настроенные именно на критику существующей партийной системы. Особенно распространёнными подобные тенденции стали в государствах Центрально-Восточной Европы, где со времён «бархатных революций» демократические институты остались относительно слабыми, а сформировавшиеся политические силы переставали удовлетворять потребностям избирателей. Так, в Польше президентские выборы 2015 и 2020 гг. ознаменовались ощутимым успехом популистских кандидатов – Павла Кукиза и Шимона Холовни, которые затем смогли сформировать такие же внесистемные и всеохватывающие движения [31]. И даже в Чехии, с наиболее укоренившимися демократическими традициями, с 2017 г. во главе правительства находится антиэлитная партия ANO 2011 Андрея Бабиша, а сейчас в ходе очередной избирательной кампании уже против неё успешно действует Пиратская партия [4].

Однако, как нам кажется, наиболее интересный пример «антиэлитного шторма» в наши дни можно было наблюдать в Словакии. Сама современная история этой республики по сути и состоит из череды противостояния элиты и популистов, пытающихся показать себя выразителями народного голоса. Так, в начале 1990-х гг. здесь установился авторитарный режим Владимира Мечиара, апеллировавшего к идее национального единства в противовес старой коммунистической номенклатуре. Вскоре Мечиар проиграл другому общенародному центристскому движению во главе с Микулашем Дзуриндой, которому в свою очередь через 8 лет правления словаки предпочли уже нового народного лидера Роберта Фицо [12, с. 232]. Его партия «Курс – социальная демократия» почти без перерыва правила с 2006 по 2020 год, но в прошлом году на выборах вновь победила широкая коалиция во главе с партией «Обычные люди» такого же «народного» лидера Игоря Матовича, который отличается от всех предыдущих правящих сил наиболее размытой идеологией и популистской риторикой. Но текущая ситуация в Словакии интересна тем , что пришедший к власти И. Матович всего через год своего правления сталкивается с противодействием не только своих партнёров по коалиции, но и словацкого общества. Набирают популярность обновлённые социал-демократы Петера Пеллегрини [13], так что нынешнюю ситуацию можно назвать «анти-антиэлитным штормом». Тем не менее, на данный момент за три года до парламентских выборов требования общественности вместе с кризисными явлениями в коалиции могут привести к окончательному краху центристского кабинета, которым руководит уже преемник И. Матовича Эдуард Хегер. И чтобы понять, насколько противоречия внутри элиты и между элитой и словацким обществом серьёзны и действительно ли они могут привести к очередной смене правящих сил уже в скором времени, важно рассмотреть причины отставки И. Матовича и перестановок в правительстве весной 2021 года.

Поскольку формальным поводом к распаду коалиции стала закупка И. Матовичем противокоронавирусной вакцины «Спутник V», этот сюжет очень активно освещался в российских СМИ [11], и могло сложиться впечатление, что именно фактор вакцины и взаимоотношений Словакии с РФ является камнем преткновения между коалиционными партнёрами. От верности данного утверждения, зависит выстраивание Москвой отношений с Братиславой, поэтому исследование внутренней обстановки в Словакии действительно может быть для нас актуальным. В целом, определяя возможность смены элит в Словакии, мы выявляем и вероятность изменения внешнеполитического курса страны. Ведь если следовать подходу неоклассических реалистов к изучению международных отношений [29], то внешняя политика государства определяется не только системными, но и внутренними факторами, которыми являются образ элит, их видение стратегической культуры страны и взаимодействия с обществом.

Таким образом, целью нашего исследования стало определение причин произошедшего кризиса в словацкой правящей коалиции весной 2021 года, для чего мы рассмотрели реальное значение российского фактора в противоречиях между коалиционными партнёрами и затем обозначили иные разногласия между ними. В соответствии с этим построена структура работы, состоящей из введения, двух глав, посвящённых российскому и иным факторам в правительственном кризисе, и заключения. В качестве методов исследования используется сравнительно-аналитический и историко-описательный, системный подход, контент-анализ документов и дискурс-анализ высказываний политиков, индукция и дедукция.

Российский фактор в противоречиях кабинета Игоря Матовича

Как известно, формальным поводом для отставки Игоря Матовича стало заключение соглашения о поставке в Словакию российской вакцины «Спутник V», но главной причиной разлада между партиями вряд ли можно назвать фактор РФ. Если обратиться к истории современной Словакии, то на всём её протяжении никаких значительных дискуссий о России между партиями не наблюдалось, при смене элит резких изменений в этом направлении внешней политики не происходило [10, с. 67-68].

На самих выборах 2020 года основными темами были вопросы внутренней политики [6, с. 154], тогда как по внешнеполитическому курсу среди основных партий сложился консенсус, заключавшийся в прозападной ориентации. И хотя буквально за несколько дней до выборов премьер-министр Словакии Петер Пеллегрини летал в Москву на встречу со своим российским коллегой М. Мишустиным [5], это всё-таки не было главной идеей правящих социал-демократов, опиравшихся на свои успехи в экономическом развитии страны.

Важно подчеркнуть, что приход к власти оппозиции, настроенной не столь позитивно в отношении России, был вызван именно внутренними факторами, но их последствия исследователями оценивались негативно для двустороннего сотрудничества [8, с. 152], хотя говорить об антироссийском развороте нельзя. Если мы посмотрим на программы партий, формирующих нынешнюю центристскую коалицию после выборов 2020 г., то найдём в них примерно одинаковый подход к взаимодействию с Россией. Все четыре партии новой коалиции нельзя назвать ни антироссийскими, ни пророссийскими. Они в основном заняли промежуточные позиции, за исключением лишь «За людей». которая называет РФ агрессором и угрозой безопасности (но к ним же относит и КНР, и даже США Дональда Трампа), однако не призывает ужесточать позицию по санкциям и другим спорным вопросам [28]. Остальные силы высказываются о России и в негативном, и в позитивном ключе, стараются обходить сложные вопросы. Так, «Обычные люди» выступают за санкции, но считают важным диалог с РФ как страной европейской цивилизации [27], а «Свобода и солидарность» отмечает присоединение Крыма угрозой европейской безопасности, но пишет о вреде санкций [25]. Позиция «Мы семья» о санкциях не представлена, зато она рассуждает о сотрудничестве с РФ в борьбе с терроризмом [26]. Таким образом, линия каждой из партий соответствует общеевропейскому подходу в отношении России: критика Москвы по ряду вопросов и сохранение санкций, но возможность налаживания отношений в отдельных сферах, что было отмечено в новых принципах внешней политики [22].

Итак, среди новой политической элиты Словакии нельзя выделить пророссийское и антироссийское крыло, как это происходит, например, в Чехии с воспринимаемым другом РФ президентом М. Земаном и более прагматичным премьер-министром А. Бабишем [16]. Пришедшие к власти конкретные политические деятели – премьер-министр И. Матович и спикер парламента Б. Коллар – занимались вопросами внутренней политики, не высказывались прямо о РФ и теперь не стремились твёрдо отстаивать позицию по данному вопросу. Новый же глава МИД – кадровый дипломат И. Корчок – был теснее связан с Западом, но ранее заявлял, что Братислава «заинтересована в добрых и взаимовыгодных отношениях» с Москвой [7], и в течение года неоднократно заявлял о необходимости сотрудничества и диалога с РФ [20], что не вызывало неодобрения от его коллег по правительству.

Таким образом, вряд ли можно было ожидать принципиально разных позиций и по вопросу использования российской вакцины для борьбы с коронавирусом. Сохранение проблем с эпидемией стало основой для падения популярности И. Матовича, в связи с чем покупка «Спутника V» могла считаться необходимой для всей коалиции, ведь пандемия негативно влияла на образ всех правящих сил, а положительно – на растущую оппозицию.

Определённые разногласия по поводу вакцины всё-таки проявились из-за отсутствия одобрения со стороны ЕС. Так, в феврале на прошедших дебатах о закупке «Спутника V» итоговая резолюция была заблокирована партией «За людей» [32], как мы отметили, наиболее скептически относящейся к РФ. К ней присоединились отдельные представители словацкой системы здравоохранения, заявлявшие о ненадёжности российской вакцины [18]. Но это означало не окончательный отказ от этой идеи, а лишь стремление выждать в неясных условиях отношения ЕС к российскому препарату, ведь именно взаимодействие с ЕС оставалось для Братиславы самым приоритетным направлением внешней политики.

В итоге 1 марта Игорь Матович объявил о договорённости с Россией о покупке вакцины [19], что стало новой причиной для разногласий, привело сначала к отставке ряда министров, а затем к падению всего кабинета. В связи с этим и стали говорить о российской вакцине как главной причине правительственного кризиса [11], но, как мы отметили выше, она не была столь принципиальным вопросом, который мог вызвать подобные серьёзные перестановки, поэтому необходимо обратиться и к другим факторам.

Другие конфликты в правящей коалиции

На наш взгляд, более правильным будет рассмотрение иных вопросов, расколовших словацкую политическую элиту. Одна из них напрямую связана с последним решением И. Матовича: важную роль сыграла непредсказуемость действий премьер-министра, который не только представляет собой фигуру вне идеологического поля, но и стремится действовать активно, не опираясь на советы своих соратников и партнёров. В этом плане его могли воспринимать «новым изданием» популистского и склонного к единоличному правлению Роберта Фицо [24], с которым нынешние власти и вели борьбу.

Таким образом, основную роль в противоречиях правящих сил сыграло само поведение И. Матовича. Именно его волевое решение по закупке «Спутника V» без должных консультаций с другими партийными лидерами [17], а не сам факт приобретения российской вакцины вызвал недовольство его партнёров. И ранее он показывал себя политиком, не опирающимся на устоявшиеся институты словацкой власти, единолично решая те или иные важные проблемы [3, с. 111], а его коалиционные партнёры часто узнавали о его решениях из СМИ или социальных сетей [21]. В контексте РФ правящие силы встревожила не поддержка И. Матовичем российской вакцины, а его постоянное изменение отношения к ней: сначала он критиковал Россию за события в Белоруссии или несоблюдение прав человека [9, с. 78], теперь оказался ярым защитником «Спутника V» [19].

Так обострился и конфликт премьер-министра с президентом Зузаной Чапутовой, изначально поддержавшей лидера «Обычных людей», но уже через несколько месяцев налагавшей вето на законопроекты коалиции и напоминавшей Матовичу о необходимости опираться на межпартийное соглашение при проведении политики [34]. И в связи со всем вышеперечисленным уже летом 2020 года исследователи писали о возможно скором окончании правления И. Матовича [3, с. 113].

Тем не менее, противоречия складывались не только вокруг фигуры И. Матовича, но и между всеми правящими силами в целом. Коалиция формировалась достаточно быстро, и эта спешка изначально предопределила сохранение разных противоречий, недовольство неоправданными уступками и не решением, а откладыванием спорных моментов [2 с. 57], которые теперь и проявились. Конечно, главным противостоянием стала борьба за министерские портфели, компромиссы по итогам которой означали сохранение возможности перестановки в кабинете при более удачной обстановке, наставшей в ходе дискуссий о вакцине. Сам состав кабинета И. Матовича из неопытных и непрофессиональных политиков [2, с. 56], также способствовал разным противоречиям.

Также сразу после выборов было ясно, что партии, объединившиеся против Р. Фицо, можно разделить на два лагеря. Это более консервативные и популистские «Обычные люди» и «Мы семья» и более либеральные в вопросах ценностей и экономической политики «Свобода и солидарность» и «За людей» с более чёткой программой их уже устоявшихся лидеров Р. Сулика и А. Киски [30]. Кроме того проявились другие линии противостояния. Например, наиболее правый и воспринимающий связанным с коррупционной сферой Б. Коллар, лидер «Мы семья», с трудом получивший пост главы Национального Совета, уже летом был втянут в скандал с плагиатом в своей дипломной работе [3, с. 111], за чем последовали требования его отставки со стороны его же коалиционных партнёров.

Как мы отметили, единство правящей коалиции было вызвано необходимостью борьбы с общим противником – Р. Фицо. Спустя год после выборов 2020 г. его партия стала терять поддержку, что было вызвано образованием новой социал-демократической силы премьер-министром Словакии в 2018-2020 гг. Петером Пеллегрини. В рамках новой партии «Голос – социальная демократия» ему удалось обновить имидж словацких левых, в т. ч. и за счёт успеха в начале борьбы с пандемией [23, p. 11]. Так появилась реальная альтернатива правящей коалиции, которая сразу стала самой популярной партией среди словаков [33], причём уже имеющей в Национальном Совете 11 депутатов и приемлемым партнёром для центристов [9, с. 86]. Это способствовало тому, что какая-либо из правящих партий могла подумать о создании иной комбинации и не во всём соглашаться со своими текущими партнёрами. К тому же для работы правительства сейчас достаточно сохранения в правящем блоке не 4, а 3 партий, поэтому от одного коалиционного партнёра «Обычные люди» могли бы избавиться, если им нет необходимости формировать конституционное большинство [2, с. 56].

Наконец, экономические потери от коронавируса также могли играть определённую роль для имиджа правящих сил, но от этого скорее выигрывала оппозиция и проигрывали все члены коалиции, так что определить разногласия разных планов по борьбе с пандемией они не могли. Наоборот, И. Матович мог представляться тем лидером, кому удалось договориться с ЕС о выделении ощутимой финансовой поддержке для Словакии [3, с. 109]. Вряд ли это могли бы сделать его конкуренты «Мы семья» и «Свобода и солидарность», представляющие в ЕС не самые значимые европейские партии, или совсем новое движение «За людей». Тем не менее, данный фактор мог также использоваться соперниками Матовича, чтобы подчеркнуть уделение им особого внимания не внутренней, а внешней политике, где премьер-министр был излишне самостоятелен.

Заключение

Итак, рассмотрев различные факторы в правительственном кризисе в Словакии, мы можем утверждать, что решение о закупке российской вакцины сыграло определённую роль в отставке И. Матовича, однако важным были не споры в коалиции относительно РФ, а самостоятельные и неожиданные действия премьер-министра, совершённые без консультаций. Всё-таки общество, как и элиты, не было расколото по этому вопросу, и именно движение против её использования способствовало отставке И. Матовича, ведь затем, несмотря на даже более активное продвижением И. Матовичем «Спутника V», разговоры о препарате затихли, и в конечном счёте вакцина была одобрена [15].

Безусловно, решение премьер-министра только обострило уже назревшие противоречия между консервативными и либеральными коалиционными партиями и недовольство непредсказуемостью политического курса И. Матовича со стороны его же партнёров. Тем не менее, помимо противостояния внутри элит влияние оказывало и формирующееся разочарование работой правительства в словацком обществе, для которого недавно выступавший с антиэлитной и популистской позиции лидер «Обычных людей» сам оказался той элитой, у которой разорвалась связь с избирателями. В итоге уже через год после выборов поддержка И. Матовича снизилась до минимальных значений [33], а новая оппозиционная партия представителя старой элиты П. Пеллегрини, выступающая за очередную смену руководства страны, готова взять реванш.

Таким образом, правительственный кризис 2021 года можно ввести в контекст продолжающегося «антиэлитного шторма», который теперь направлен против тех новых элит, которые всего год назад организовали его против правящих ранее социал-демократов. Подобные тенденции в Словакии наблюдались и раньше, пусть и не в столь краткие временные промежутки, но сейчас важно, что очередную борьбу с элитами возглавили те же обновившиеся социал-демократы. И хотя, конечно, как мы увидели, причиной разлада в правящей коалиции стали внутренние конфликты, внешняя среда в лице партии «Голос – социальная демократия» была важным фактором в текущих политических процессов.

Правящая четырёхпартийная коалиция пережила трудный период и продолжила своё существование в том же составе, но нельзя утверждать, что все противоречия разрешились. Однако учитывая предыдущий опыт, мы можем полагать, что подобные центристские коалиции всё-таки обладают определённой устойчивостью, как это было во времена М. Дзуринды, руководившего даже двумя подобными кабинетами в течение 8 лет [9, с. 78]. И хотя поддержка оппозиционных социал-демократов растёт и даже были собраны подписи за проведение референдума о досрочных выборах [1], правящие силы имеют возможности его постоянно откладывать. Для них парламентская кампания в данный момент означает потерю большинства депутатских мест, так что та же «За людей» безусловно поддерживает коалицию [14]. В 2012 году при схожих условиях разлад в правящей коалиции всё-таки привёл к внеочередным выборам, но тогда противоречия между правящими партиями были гораздо более серьёзными, а общий противник казался менее опасными. Таким образом, вероятно, что пришедшие к власти в результате «антиэлитного шторма» 2020 года центристские партии сохранят своё положение до 2024 года, но должны будут выдержать новые вызовы. В любом случае определённые трения в правительстве всё-таки будут, что даст больше шансов оппозиции во главе с П. Пеллегрини достичь успеха на очередных парламентских выборах.

Статья была написана в рамках Третьего международного конкурса молодых европеистов «Россия, Европа, мир», организованного Экспертной группой «Европейский диалог» и Представительством ЕС в России при поддержке Фонда имени Генриха Бёлля. Подробная информация здесь.

Список источников и литературы
  1. В Словакии могут пройти досрочные парламентские выборы // EurAsia Daily. 04.05.2021. URL: https://eadaily.com/ru/news/2021/05/04/v-slovakii-mogut-proyti-dosrochnye-parlamentskie-vybory (дата обращения: 28.05.2021)
  2. Ведерников М. В. Словакия: дилеммы нового правительства // Научно-аналитический вестник ИЕ РАН. 2020. № 2. С. 55-62.
  3. Ведерников М. В. Словакия: последствия коронакризиса для политики и экономики // Научно-аналитический вестник ИЕ РАН. 2020. № 4. С. 108-114.
  4. Ведерников М. В. Чехия в преддверии парламентских выборов: фактор Пиратской партии // Научно-аналитический вестник ИЕ РАН. 2021. № 2. С. 78-84.
  5. Встреча Михаила Мишустина с Председателем Правительства Словацкой Республики Петером Пеллегрини // Правительство России. Новости. 26.02.2020. URL: http://government.ru/news/39027/ (дата обращения: 28.05.2021)
  6. Гопта И. Парламентские выборы 2020 в Словакии: особенности предвыборной кампании // Вишеградская Европа. Центральноевропейский журнал. 2019. № 3-4. С. 146-157.
  7. Госсекретарь МИД Словакии: мы заинтересованы в добрых и открытых отношениях с Россией // ТАСС. 16.01.2018. URL: https://tass.ru/interviews/4875331 (дата обращения: 28.05.2021)
  8. Денисенко В. А., Мальчушкин Н. А. Политико-экономическое сотрудничество России и Словацкой Республики: возможные сценарии развития // Управленческое консультирование. 2020. № 8. С. 145-156.
  9. Задорожнюк Э. Г. Политическая элита независимой Словакии: процессы ротации // Вишеградская Европа: Центральноевропейский журнал. 2020. № 3. С. 71-88.
  10. Марушьяк Ю. Словакия и Россия: между национальными интересами и идентичностью // Современная Европа. 2017. № 7. С. 66-77.
  11. На словацкого премьера упал «Спутник V» // Коммерсантъ. 30.03.2021. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4751886 (дата обращения: 28.05.2021)
  12. Никитин В.И. Политический кризис в Словацкой республике. Динамика и стратегия партий // Проблемы стран постсоветского пространства, Центральной и Юго-Восточной Европы / под ред. А. А. Слинько. Воронеж: Издательский дом ВГУ, 2018. С. 231-246.
  13. Попов Д. И. Потенциал партии «Голос – социальная демократия» на фоне вызовов политической системы Словакии // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2021» / Отв. ред. И.А. Алешковский. М.: МАКС Пресс, 2021. URL: https://lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2021/data/22069/124962_uid331025_report.pdf (дата обращения: 28.05.2021)
  14. Ремишова верит в коалицию // Rádio Slovakia International. 20.05.2021. URL: https://rsi.rtvs.sk/russkiy/clanky/Politika/257084/remishova-verit-v-koaliciyu (дата обращения: 28.05.2021)
  15. Словацкое правительство одобрило использование «Спутника V» // ТАСС. 26.05.2021. URL: https://tass.ru/obschestvo/11480859 (дата обращения: 28.05.2021)
  16. Трухачёв В. В. «Российский» раскол Чехии // Перспективы. Электронный журнал. 2018. № 3. С. 100-113.
  17. Daniš I. Matovičov vabank // Pravda. 02.03.2021. URL: https://nazory.pravda.sk/komentare-a-glosy/clanok/579831-matovicov-vabank/ (дата обращения: 28.05.2021)
  18. Holt E. Countries split from EU on COVID-19 vaccines // Lancet. 2021. No. 397. P. 958.
  19. Igor Matovic // Facebook. URL: https://www.facebook.com/igor.matovic.7 (дата обращения: 28.05.2021)
  20. Ivan Korcok // Twitter. URL: https://twitter.com/IvanKorcok (дата обращения: 28.05.2021)
  21. Marušiak J. Berlusconi pod Karpatmi? // Pravda. 02.08.2020. URL: https://nazory.pravda.sk/analyzy-a-postrehy/clanok/558886-berlusconi-pod-karpatmi/?fbclid=IwAR1a76ULUKnqZLIRHSNImYSjI5lCE18UGC8QOrtG2TLpBmUJ_Kp87HgXcIs (дата обращения: 28.05.2021)
  22. Minister I. Korčok: čím sme jednotnejší doma, tým úspešnejší budeme v zahraničí // Veľvyslanectvo Slovenskej republiky v Moskve. 24.09.2020. URL: https://www.mzv.sk/web/moskva/detail/-/asset_publisher/bZtjMy3iNwbo/content/minister-i-korcok-cim-sme-jednotnejsi-doma-tym-uspesnejsi-budeme-v-zahranici/10182 (дата обращения: 28.05.2021)
  23. Nemec J. Government transition in the time of the COVID-19 crisis: Slovak case // International Journal of Public Leadership. 2021. No. 1. P. 7-12.
  24. Nič M. Slovakia’s 2020 Elections: Political Puzzling with Power and Populism // DGAP Commentary. 2020. No. 6. P. 1-3.
  25. NR SR 2020 // Svoboda a Solidarita. URL: https://www.sas.sk/detail/5496/nr-sr-2020/obsah (дата обращения: 28.05.2021)
  26. Program // Sme Rodina. URL: https://hnutie-smerodina.sk/program/ (дата обращения: 28.05.2021)
  27. Program 2020 // Obyčajní Ľudia. URL: https://www.obycajniludia.sk/program-2020/ (дата обращения: 28.05.2021)
  28. Programový Dokument Strany // Za Ľudí. URL: https://za-ludi.sk/program/ (дата обращения: 28.05.2021)
  29. Ripsman N. M., Taliaferro J. F., Lobell S. E. Neoclassical Realist Theory of International Relations. Oxford: Oxford University Press, 2016. 196 p.
  30. Rossi M. Five takeaways from Slovakia’s parliamentary elections // European Politics and Policy. 04.03.2020. URL: https://blogs.lse.ac.uk/europpblog/2020/03/04/five-takeaways-from-slovakias-parliamentary-elections/ (дата обращения: 28.05.2021)
  31. Szoszkiewicz Ł. Presidential elections in Poland: Does history like to repeat itself? // V4 Human Rights Review. 2020. No. 2. P. 35-37.
  32. Vláda neschválila nákup vakcíny Sputnik. Mrzí ma, že koaličný partner vytiahol najsilnejšiu zbraň, tvrdí Matovič // HN Slovensko. 18.02.2021. URL: https://slovensko.hnonline.sk/2302051-vlada-neschvalila-nakup-vakciny-sputnik-mrzi-ma-ze-koalicny-partner-vytiahol-najsilnejsiu-zbran-tvrdi-matovic (дата обращения: 28.05.2021)
  33. Volebné preferencie politických strán máj 2021 // FOCUS. 23.05.2021. URL: https://focus-research.sk/files/n281_Volebne%20preferencie%20politickych%20stran_maj%202021.pdf (дата обращения: 28.05.2021)
  34. Zuzana Čaputová // Facebook. URL: https://www.facebook.com/zcaputova (дата обращения: 28.05.2021)

Публикации по теме:

Влияние политической коммуникации в интернете на настроения гражданского общества в Германии
На примере предвыборных кампаний в Бундестаг в 2017 и 2021 гг.
Кризис традиционных партий и COVID-19: случай германоязычных стран
Возникновение антиэлитного шторма через призму кризиса традиционных партий
Смерть Джорджа Флойда: изменилась ли Америка навсегда?
В статье анализируется влияние смерти Джорджа Флойда на поляризацию американского общества

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог